Волкодав
 
Неофициальный сайт фильма 'Волкодав из рода Серых Псов'
   
Сайт Марии Семеновой и Волкодава

 

меню сайта про Волкодава и Марию Семенову
 
  главная
   
 
   
 
  биография
  творчество
  магазин
  интервью
 
   
 
  персонажи
  племена
  география
  животные
  иллюстрации
   
   
 
   
 
  Неофиц.сайт
  Предыстория

Информация о фильме на сайте Александра Бухарова

Оксана Панкеева. Полуофициальный сайт



Rambler's Top100

Это интересно:
Шины в москве продажа шин.
   
   

 

 

 

 

Итигулы

Это племя издавна населяло Заоблачный кряж, что находится на Западном материке и разделяет Шо-Ситайн с Озёрным Краем. Но, несмотря на обособленность и удалённость от других государств и племён, итигулам не удалось избежать войн и вражеских нашествий.

Мария Семёнова (далее М. С.): «Из моря вышло голодное и неустрашимое племя, именуемое меорэ. Оно распространилось на запад и на восток, завоёвывая берега материков и порождая кровопролитные битвы Последней войны. Нашествие не обошло ни Шо-Ситайна, ни Озёрного края…».

Племени меорэ не удалось покорить итигулов и захватить их территории на Заоблачном кряже, они «безо всякой славы убрались восвояси» (М. С.). Но им всё-таки удалось пленить часть итигулов и угнать их на чужбину. Угнанные в полон провели в неволе сто лет. И лишь внуки тех, кто не сумел оборониться от захватчиков, вернули себе свободу, выкупившись. Под конец они совсем мирно жили со своими хозяевами, и те провожали их как друзей. Бывшие хозяева даже снабдили бывших рабов в дорогу едой, одеждой и лошадьми…

Но итигулов, возвратившихся на родину после столетнего плена, не признали итигулы, сумевшие оборониться во время нашествия меорэ.… И началась между ними война… Итигулы, сумевшие оборониться во время нашествия, стали называть себя квар-итигулами, т.е. «истинными», а возвратившихся после плена – шан-итигулами, или просто шанами – т.е. «изгнанниками». Освободившиеся же итигулы стали называть своих бывших соплеменников, а ныне врагов кворрами – так горцы-охотники раньше называли зверя, вздумавшего отсидеться на неприступной скале…

И каждый из итигульских родов стал жить сам по себе, воюя с другим…

Квар-итигулы:

Их поселение располагалось на горе Четыре Орла, в пещере, и включало в себя жилые дома, небольшую кузню и даже водяную мельницу, «оседлавшую» белогривый ручей. «Перед зевом пещеры теснились на ладони горы крохотные, тщательно ухоженные поля, землю для которых не одно поколение втаскивало наверх из долин на собственных спинах. Поля ограждала стена, тоже, надобно думать, созданная трудами нескольких поколений. Незачем подкравшемуся врагу зариться на урожай, с превеликими трудами взращённый на драгоценной земле!..»

«Квар-итигулы редко занимались строительством. Постоянно воюющее племя не увеличивалось в числе, так что последние сто лет стены и крыши возводились разве что взамен рухнувших. Строили из обломков местного камня, скрепляя его извёсткой, замешенной на сыворотке и яйце. Самые же старинные жилища, заселённые ещё до Последней войны, были целиком вырублены в скалах, благо те охотно уступали резцу.» (М. С.)

Горный народ жил так, как было некогда принято и у веннов: большой общинный дом, где собиралось всё племя, мужской дом, женский дом, помещения для гостей, хозяйственные постройки… « В общинном доме народа Четырёх Орлов не было ни лавок, ни столов, ни скамей. Каменный пол укрывали потрёпанные, но всё ещё красивые и тёплые цветные ковры. Люди ходили по ним в вязаных носках, оставляя обувь у входа. На коврах во множестве лежали вышитые подушки. Всю середину пола занимал обширный очаг». ( М. С.)

Квар-итигулы не выращивали пшеницы и проса, вместо этого у них было «земляное яблоко» (т.е. картошка).

Отличительной особенностью квар-итигулов были светлые волосы и голубые глаза. Также тайной и гордостью квар-итигулов было умение петь, не раскрывая рта: «Казалось, будто звук исходил не из человеческого горла, а слетал с дрожащей струны неведомого инструмента». (М. С.) Ни один шан не умел так петь. Изгнанники утратили это искусство в долгом и далёком плену.

Квар-итигулы растили совсем особенных собак, которые водились только у них на Заоблачном кряже. Эти псы именовались «утавегу», что переводилось на прочие языки как «белые духи, приносящие смерть». Эта порода была выведена ещё до Последней войны и сбережена вместе с драгоценнейшим достоянием народа. «Громадные, по бедро человеку, могучие пушистые псы играючи разрывали волков. При этом они были ещё и очень нарядными. Их густая шерсть искрилась снежной, без единого пятнышка белизной. Чёрные губы добродушно растягивались, открывая белые кинжалы зубов. Утавегу не только помогали справляться с отарами и охотиться на опасных зверей. Итигулы доверяли им детей, уходя на целый день из дому. Страшные псы беззлобно играли с малышами и охотно присматривали за ними. И без раздумий вцеплялись в глотку всякому недоброму пришельцу – зверю ли, человеку!» (М. С.)

«Истинные» итигулы торговали с жителями равнинной Тин-Вилены лёгкой и тёплой тканью из шерсти стремительных горных козлов. Эта шерсть оставлялась горными козлами на камнях, когда они чесали об них шеи, а после доставалась с утёсов итигульскими смельчаками. Только итигульские мастерицы умели прясть из этой шерсти нитки и делать подобную ткань.

Основной проблемой квар-итигулов была борьба с постоянными камнепадами и их последствиями.

 

Шан-итигулы:

Их поселение располагалось на скальной плите в месте, называемом Тлеющая Печь. «Зимой здесь редко залёживался снег, но даже если землю сковывало крепким морозом, из глубины продолжали бить кипящие родники. Мастеровитые шаны не поленились провести глиняные трубы: откроешь задвижку – и прямо в чан бежит горячая струйка. Хорошее место. Вот только на западном склоне смрадно клокотали смоляные озёра и там и сям по телу горы возникали, словно нарывы, глубокие провалы, наполненные испепеляющим жаром. В последние годы огненные язвы мало-помалу подбирались всё ближе к деревне, но шанов это не особенно беспокоило. Во-первых, потому что несокрушимая скальная плита не поддавалась даже землетрясениям, не говоря уже об огне, прожигавшем только мягкую землю. А во-вторых, угодить в палящую ловушку мог разве что кворр или житель низин, ничего не смыслящий в норове гор и не умеющий с ними поладить. Своих родных детей Печь всегда предупреждала о близящейся опасности. На месте зарождающейся ямы жухли и умирали растения. Или подтаивал снег, если дело происходило зимой. Опять-таки нашлось и применение для огненных провалов. Шанские гончары делали замечательную посуду и обжигали её в подземном жару, опуская вниз железные клетки. Чаши и горшки обретали при этом столь замечательную звонкость и блеск, что даже в самой Тин-Вилене не стыдно было их продавать.» (М. С.)

У шанов были тёмные глаза и тёмные волосы, что, по мнению квар-итигулов, «свидетельствовало об утраченной чистоте крови». Шаны за сто лет в долгом и далёком плену действительно утратили многие тайны и искусства своего племени, но приобрели и новые. Одним из искусств шанов являлось плавление железа в самородном огне. Именно из этого железа и делались прекрасные шанские кинжалы, использование которых в сражениях сопровождалось особым искусством. На конце рукояти кинжала завязывался большой платок, и при доставании кинжала он разворачивался. Его предназначение было таково: воин бросался вперёд и стремительно отступал, перетекал и перелетал вправо и влево, вертелся волчком, и при этом яркий шёлковый хвост то и дело летел прямо в лицо противнику, не давая уследить за движением руки, направляющей нешуточно грозное лезвие. «А оно ещё и порхало в ладони, глядя то вверх, то вниз, прячась и возникая между пальцев и временами упираясь основанием рукояти в ладонь для пронзающего тычка…» (М. С.)

 

Но всему когда-нибудь приходит конец, пришёл он и войне итигулов. Это произошло осенью, в день, когда квар-итигулы и шан-итигулы собрались в священной долине Глорр-килм Айсах для решающего сражения. В тот знаменательный день на одном из склонов священной долины обнаружился древний храм, в тот день провалилась Тлеющая Печь, и шаны еле успели спастись от смерти, выскочив из домов, а дождевые ручьи подточили опору камней, на которых держалась пещера, в которой располагалось поселение кваров. Кварам удалось спастись лишь потому, что их предупредили утавегу, вовремя почувствовавшие опасность. И в тот день юный Йарра, племянник вождя квар-итигулов посватался к новорожденной дочери вождя шанов, по итигульскому обычаю обнажив грудь и проведя по ней три глубокие черты охотничьим ножом, а после омочив в крови ладонь и протянув её жене вождя шанов. И женщина приложила крохотную ладошку спящей новорожденной дочери к окровавленной ладони Йарры, тем самым скрепляя два итигульских рода нерушимыми узами родства.

Так окончилась столетняя война, и итигулы вместе поселились в священной долине Глорр-килм Айсах.

 Факты:

Итигульские девушки заплетают волосы в две косы, замужние женщины – в одну.

У итигулов отсутствует письменность в нашем понимании. Вместо алфавита у них существует специальная система вязи узлов и узоров. Так что итигульское письмо представляет из себя нитяное плетёное полотно.

Итигулы почитают многих Богов, но всего более – Отца Небо.

Священная гора итигулов – двуглавый исполин Харан Киир, над ледяным пиком которого горит зелёная радуга, полыхает зелёное зарево. По итигульской вере на священной вершине Харан Кира ликуют и веселятся души умерших итигулов.

 



© Ана