Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия этой страницы: Ролевая Игра
Мария Семёнова | Творчество писательницы > Корчма: Разговоры обо всём > Забавы
Страницы: 1, 2, 3
Ана
Правила Игры

... Создавая героя, заполнить вот эту анкету: http://www.semenova.ru/forum/index.php?showtopic=1280 В первом сообщении-отыгрыше (в, собственно, ролевой игре) обязательно указать место, откуда начинается повествование.
1. Ни в коем случае не флудить...
2. Указывать дату и время, согласовывая их с путями повествования остальных игроков...
3. Не вольничать и не отписывать действия за других игроков без их разрешения
4. Каждый герой должен быть индивидуален, никакого плагиата.
5. Убийство героя без согласия пользователя не допускается, кроме как в случае, когда персонаж по воле пользователя был поставлен в такую ситуацию, при которой смертельный исход имеет очень высокую вероятность или неизбежен.
6. Одному человеку нельзя создавать одновременно более одного героя.
7.Повествование, совместное или индивидуальное, не должно противоречить повествованию остальных игроков, при описании действий нужно внимательно изучать пути других героев и действовать согласно с ними, если их повествование переплетается с вашими действиями.
8. Имя вашего ролевого героя должно соответствовать именам, принятым в его народе в мире Волкодава - например венн не может носить имя Мхабр или Винитар. Имя ролевого героя может соответствовать нику, если он подходит под вышенаписанное правило. Также ролевой герой не может носить то же имя, что и какой-либо центральный персонаж книг Марии Семёновой. Если не можете решить, соответствует имя или нет - это можно обсудить здесь: http://www.semenova.ru/forum/index.php?showtopic=256
Danmer
День 1, раннее утро. Земли веннов по течению Святыни. Берег реки.

Я проснулся от странного ощущения. На дворе ночь.
Солнышко даже не явило ещё своего лика небу.
Я собирался встать пораньше сегодня, но почему то глаза сами собой открылись задолго до намеченного срока.
Что ж, вставать придётся, не след валятся в постели, когда сон уже сошёл.
Тем более, надо хорошо подготовится к предстоящей охоте.
Я тихо встал. Брата пока будить не стану.
Всё-равно сам не сплю, так пусть хоть другие выспятся всласть.
Охота будет славной. Надо проверить луки да стрелы в тулах.
А ещё ножи.
Сегодня мы с братом идём охотится. Добывать добрую дичь.
Ана
День 1, утро. Земли сольвеннов по течению Светыни. Лес близ реки.

В лесу стоял утренний полумрак, постепенно рассеивающийся под лучами восходящего солнца. Проникали они и под широкие, пушистые, шатром спадающие до земли нижние ветки ели. Там, на нападавших за годы, желтых и мягких еловых иголках, подложив под голову мешок из грубо сотканной ткани и закутавшись в теплый шерстяной плащ, спала девушка. Под ветви ели её загнала вчерашняя ненастная погода, здесь же она решила переночевать. Сон её был чуток, и она услышала пение какой-то лесной птицы… Девушка с трудом разлепила веки. Утро. Значит, опять вставать, поесть, и скорее в дорогу. Что же это за птица так поет чудесно? Она, к стыду своему, понимала, что определить не может… она была дитем большого торгового города Галирада, и в лесу до сих пор чувствовала себя немного непривычно, хотя шла по нему уже седмицу…
Danmer
1 день, утро.

Вот и солнце встало!
Брат уже проснулся.
- Остороно, мать не разбуди, - прошептал я ему, когда он вышел на крыльцо, - иди сразу оденься посправнее для охоты.
- Куда пойдём то? - спросил брат, потягиваясь, - в Медвежий лог, небось?
- Нет. Попробуем в Гадючью падь.
Сон мигом слетел с лица отрока.
Ни сказав более ни слова, он ушёл вдом одеватся...
Пэвс
1 день. День сменяет утро. Где-то на обочина большого тракта.

- ... ох, где это я? Что-то голова гудит страшно.
Пощупав затылок, обнаруживаю большую шишку, да ещё и вся ладонь оказывается в крови.
- Эт кто ж меня так? Хм, странно, а кто я такой? Так, посмотрим, штаны хорошо хоть не сняли. Стоп, а откуда я знаю, что меня ограбили? А что же ещё случилось , если весь помятый, память отшибло, как обухом по голове вдарили. Ах да, штаны, странные они какие-то, даже не понятно, мои ли или нет. Рубахи нет, видать знатная рубаха была, раз сняли. Так, в кармане валяется пара медяков, наверное не заметили, когда карманы выворачивали.

Выйдя на тракт, я долго смотрел по обе стороны дороги, решая, в какую же сторону мне направится, где мне смогут помочь вспомнить, кто я и что со мной могло приключиться...
Lorelea
1 день. Утро. Земли веннов по течению Светыни. Лес.

Я давно на ногах, вышла еще затемно. Мы с бабушкой живем одни глубоко в лесу. Вообще-то мы не родня. Бабушка - Ягая (или Яга, как ее называют жители окресных селений). Она меня нашла, когда я была еще в младенчестве. Мать (или отец?) оставили меня на опушке зимой. Наверное, так даже лучше. Теперь я знаю травы и еще многие вещи, недоступные простым людям. Нас с бабушкой даже побаиваются, хотя и приходят на опушку за снадобьями или советами... Иногда... Теперь все реже... Интересно, что происходит у них там? Впрочем, не так уж и интересно, а вот этого ужика мне нужно поймать... уф, шустрый какой!
Ана
1 день. Утро.

Взошло солнце... Лес из сумрачного стал светлым... Девушка надела за спину походный мешок, в котором теперь умещались все её вещи. Она только что позавтракала и теперь собиралась в путь. Завтрак был небогатым - хлеб да лесные съедобные ягоды, а путь предстоял долгий... Она напряженно сморела по сторонам - искала то самое дерево, близ которого была тропинка - не идти же без тропы прямо по лесу. Главное - чтобы тропинка не вывела к большой дороге. Девушка знала, что до земель веннов уже близко - несколько дней идти...
Lorelea
1 день. Ближе к полудню.

Ужик тихонько шевелится в мешочке у пояса. Я дошагала до огромных валунов, из-под которых пробивается ручей. Сняла перчатки - баранец злая травка, стебли нужно собирать осторожно. Заплечный мешок уже полон, можно и обратно пойти.
Сквозь кусты с шумом продрался огромный лось и замер, глядя на меня. Потом тяжко вздохнул и подошел, начал пить из ручья.
- Ну что, Лямбой? Прокатишь до дома?
Я себя не баловала, но что-то сегодня притомилась быстро. Можно и воспользоваться ситуацией. Лямбой он, конечно с одной стороны дикий лось. Но с другой стороны все время у нас зимует, уже который год. И ездить на нем я уже пробовала, он не против. Бабушка не одобрит, я знаю. А еще ей не нравится, что я называю его именем Лесного Духа. Да только она ему в глаза внимательно, видать, не смотрела. А может как раз смотрела, потому и ворчит...
Но вообще-то она у меня хорошая, поеду я домой. Бабуля может пирожков с утятиной наделала, я как раз вчера добыла целых две!
Чтобы вскарабкаться на лося, пришлось залезть на один из валунов. Он вопросительно повернул ко мне голову, втянул воздух и дернул ушами. Влажный глаз светился лукваством из-под густых рыжих ресниц. Я покрепче стиснула его бока коленями, а шею оплела руками. Ему словно только того и требовалось, Лямбой ходко пошел через лес.
Пэвс
1 день. Полдень.

Отмахав по тракту вёрст эдак 10 понимаю, что выбрал правильное направление. Как чувствовал, что надо было идти на закат, как раз и солнце в спину светило.
Во встречном ручье наконец-то напился и искупался. Заодно отстирал штаны. Правда, штаны оказались какими-то странными, из непонятной ткани, вроде не кожа, да и не лён. Да ещё какие-то непонятные карманы сбоку на уровне колена. А цвет так и вообще передать нельзя, вроде и чистые, а как будто в нужник окунулся по пояс. Одно хорошо, в лесу такой цвет незаметен будет. Всё-таки не мои это портки, я бы такие одевать ни почём бы не стал.
Решил поглядеться на своё отражение. Хм, молодой парень, длинные чёрные волосы, кожа светлая, глаза карие, всё как всегда... Стоп, как это как всегда? Что-то смутное стукнуло в голову, какие-то непонятные образы, женщина, зовущая к столу, лица разглядеть не могу (наверное, мать), улыбающися мужчина рассказывает мне о мире (наверное, это мой отец)... Нет, не могу пока вспомнить.
Жутко бурчит в животе, нашёл какие-то красные ягоды, вроде не плохие на вкус, кисло-сладкие. Немного утолив голод, пошёл дальше, что-то подсказывает мне, что скоро будет какое-то поселение, вроде и тракт шире стал, и отпечатки копыт и ног не такие стёртые стали видны...
Ана
1 день. После полудня

День выдался теплый и солнечный - по-настоящему летний. "Не то, что вчерашний" - с радостью отмечала девушка - "Можно будет идти до заката, и не бояться внезапного дождя". Она знала, что к вечеру ноги устанут и станут болеть - но эта боль будет уже более слабой и привычной, чем вчера... Она шла по едва заметной тропинке с утра, но постоянно внимательно смотрела вперед - не редеет ли лес, не превращается ли лес в глухую чащу. Она помнила одно правило - тропинки просто так, из ниоткуда не возникают - любая лесная тропа протоптана либо человеком, либо зверем. И ведет любая тропа либо к большой дороге, либо к человеческому жилью, либо к звериному логову или водопою. И если лес становится реже - значит близко человеческое жилье, если глуше - там можно встретить зверя... И еще неизвестно, с кем встреча будет безопасной - люди, они же разные бывают... и хорошие... и плохие. Причем, плохих ничуть не меньше, чем хороших - по крайней мере так было в Галираде. У веннов, говорят, не так... но до веннов еще дойти надо... И звери бывают разные - какие-то уходят, почуяв человека, а для некоторых человек - еда...вот рысь, например. Страшно... Угасла та отчаянная смелость, которая затмевала страх и гнала в дорогу первые дни. Девушка только удивлялась, как же ей повезло, что за седмицу не было ни одной страшной встречи... но вместе с тем была и грусть - ей было трудно без людей, без общения... Хотелось встретить людей - хороших людей, которые не обидят и до которых еще долго не дойдут вести из столицы об одном очень странном исчезновении....
Lorelea
1 день, после полудня. Небольшой домик, сложенный из потемневших бревен.

Я развешиваю пучки трав над печкой, чтобы высушить их быстрее. Ужик сыто лежит рядом с блюдцем молока. Бабушки нет дома, наверное, пошла собирать дикий мед. День сегодня выдался теплый, так что печку затоплю только к вечеру. Надо бы сделать себе настой из дудника, сегодня ночь вещих снов. А чтобы их не забыть, требуется специальный отвар. Воду из родника требуется довести до кипения "белый ключ". Это когда вода кипит не большими пузыриками, а маленькими. Их очень много образуется, и из-за этого кажется, что вода белая. В воду я добавлю дудник, душицу, зверобой, тысячелистник и еще немного мяты.
Вот все травы наконец развешены в положенных местах и я вышла на крыльцо. Чувствую, что бабушка идет домой. И точно - вон она вынырнула из-за лап густого ельника. Когда-то бабушка была волшебной красавицей. Но и теперь она выглядит так, как не всякая большуха или даже мать кнеса. Только вот годы согнули некогда гибкую спину. Однако взгляд ее пронизывает насквозь: у нас с бабушкой глаза одинаково зеленые. Как летняя листва, сквозь которую просвечивает солнце. Бабушка говорит, что у всех Ягих такие глаза, потому что лес знает нас. И защищает: еще никто из местных жителей не нашел наше жилище. Домик стоит на широкой поляне, которая плавно спускается к небольшому озерцу. А вокруг только густая чаща из древних елей.
Бабушка подошла и я сразу поняла, что поездку на Лямбое скрыть не удастся, судя по ее нахмуренным бровям. Однако она, откинув капюшон, сказала о другом:
- Сходи-ка, родная, на опушку. Чую, кто-то там дожидается, а мне недосуг.
Я опешила: раньше я одна никогда на опушку не ходила, всегда только с бабушкой, а тут... Что бы это могло означать? Волнуясь, я побежала...
Анатолий_93
день 1. утро. веннский дом.

Хозяйка не будила гостя. Он сам проснулся рано. Она была несколько этим поражена. Она-то думала что арранты спят до полудня... Как-то оно само так ей надумалось...

Гость уселся на пустующее место за столом. Хозяйка, старая но здоровая хозяйственная женщина, поставила ему дымящийся горшок с горячей едой. Аррант не знал что это за еда. Сперва он неторопливо ел, оказавшуюся очень вкусной, похлёбку, но обнаружилось, что съел он всё быстрее остальных, а потом обратился к хозяйке. Он испросил рецепта сей еды, её названия. Кроме того он высказал похвалу хохяйке за столь вкусную пищу.

Да и - за столом сидела вся семья. Дети, два маленьких мальчика лет шести-семи, поглядывая на иностранного юношу, тихо шептались. Мать легонько дотронулась до спины одного из них, мол: "ешьте лучше." Они замолчали.
Гость отблагодарил обитателей дома, давших ему кров на ночь, собрал свои вещи в походный мешок, уходя ещё раз низко поклонился хозяевам и ушёл. Всё это время он переговаривался неплохо выученом им веннском. Только говорить было не с кем.
Lorelea
1 день.

Я бегу... От земли поднимается запах тепла, травы цепляют за штаны, как будто хотят остановить... Солнце выглядыват сквозь ветви. Я успокаиваюсь и начинаю улыбаться: разве может что-то плохое случиться в такой прекрасный день? Мох мягко пружинит под ногами, опавшие иголки тихонько шелестят. Чувствую себя ветерком, сосны машут мне пушистыми руками. Не замедляя бега, перемахнула через упавший ствол, из-под него порскнул зайчишка. Сосновый бор сменился густым ельником, скоро уже и опушка. Я пошла мягким волчьим шагом. Не хочу, чтобы тот, кто ждет на опушке услышал, с какой стороны я подошла.
Сквозь ветви кустарника я увидела лежащего на земле охотника, на его теле не было живого места из-за ожогов и ран. И как только сюда-то дошел? Глаза его были открыты. Он умер только что. Я прислушлась. С опушки доносились голоса. Что-то случилось в ближайшем селении, это точно. Охотник был из веннов, из рода Снегирей.
Лёна
Первый день.
Вечер. Берег Светыни.


Он вышел на берег и устало присел на большой серый камень, уютно обросший лишайником.
Ястреб ненавидел эту свою слабость - начиная задыхаться после долгого бега или подъёма, он зачастую нарочно заставлял себя бежать, когда можно было идти, и ждал, что будет... Он помнил, после чего это началось - ему было пятнадцать лет, когда, не выдержав очередной насмешки, он взялся за меч - с его-то умением!
Разумеется, дело кончилось пробитым легким, ему ещё повезло, что он выжил - хотя рад ли он этому, Ястреб с уверенностью сказать не мог.
Пожалуй, хорошо, что после этой истории у него хватило упрямства заставить одноногого Бальдунара научить его всему тому, что тот знал; старика уже не принимали всерьёз, и он был рад поделиться с мальчишкой своим умением. Хотя ни за что не признался бы в этом никому, а в особенности этому чужому для всех мальчишке.
Он был чужим для всех - Ястреб, сын сегванки и венна, невероятной прихотью судьбы заброшенного на Острова. Впрочем, отец пропал без вести, а вернее погиб, как утверждали вернувшиеся из того похода, - погиб, так и не узнав сына; и Ястреб старался не думать, как сложилась бы его жизнь, если бы отец был жив. Наверное, по-другому; возможно, тогда Ястреб был бы кому-то нужен, но думать об этом не имело смысла. Его мать, с неудовольствием наблюдая за вырастающим свидетельством её слабости к венну, говорила, что на отца он не похож. На неё тоже. Бог весть откуда взялись у Ястреба густые волнистые тёмнорусые волосы, казавшиеся чёрными в сумерках полярной ночи, и синие, даже почти лиловые глаза.
А хуже всего была его фигура, вызывавшая снисходительные насмешки окружающих воинов - все, как один, были широкоплечими, мускулистыми, с крепкими, сильными руками, огромными ладонями, гнущими подковы. И рядом с ними тонкая, лёгкая кость и танцующая походка Ястреба, его гибкие руки с длинными, как у музыканта, пальцами были совершенно неуместны и вызывали грубые насмешки. Что однажды и закончилось плачевно.
Правда, после трёх лет занятий с мечом и кое с чем ещё его плечи раздались, а руки, по-прежнему казавшиеся тонкими, приобрели сходство со стальной пружиной. Но сказать ему об этом было некому, а впрочем, вряд ли бы он стал слушать - к своей внешности и вообще к своей особе Ястреб относился ничуть не лучше людей, его окружавших.
И сейчас, сидя на берегу, он по-мальчишески радовался одиночеству и вечному, благожелательному равнодушию природы. Где-то далеко ругались, стонали чайки, тихо шелестела, набегая на песок, волна.
Он резко встал - в груди опять сильно кольнуло, отчего Ястреб злобно выругался, тихо, как будто его кто-нибудь мог услышать. Но никого не было, кроме чаек, да ещё водяная змея, держа головку над водой, осторожно подплыла к берегу и заструилась в траву.
- Надо развести костёр, - подумал он.- Ночь будет холодной. Спать не хотелось; может быть, он всю эту ночь просидит у костра.
Lorelea
Первый день. Вечер. Опушка леса.

Перед мной стоит сегванка в веннской одежде почему-то. Ее обнимают двое плачущих мальчишек, совсем маленьких... Только босые ножки из-под длинных рубах торчат. Вся троица точно из костра выпрыгнула: все в саже, в ожогах. И не могут ни слова вымолвить. Малыши просто плачут, а сегванка смотрит на меня дикими глазами. Я не знаю, что делать. Как мне узнать, что произошло? Как убедить их, что мне можно рассказать? Язык у меня, видать, не той стороной подвешен.
Я пошла вокруг опушки, разыскивая подорожник, чтобы приложить к ожогам. Скоро я нашла, что искала. Снова подошла к этой слипшейся троице, показала руки с подорожником и опустилась перед малышней на корточки. Тихонько приложила целебный лист к самому большому волдырю на тыльной стороне ладони одного из мальчишек. Он сначала дернулся, но потом протянул мне ручонки, чтобы было удобней делать повязку.
Я невольно улыбнулась - такой славный мальчуган... и тут мы услышали мужские голоса. В них была ярость и смерть. Сегванка задрожала, мальчишки разом перестали реветь, но в их глазах застыл такой ужас, что я поняла - нужно срочно уходить в лес. Только как же нам убежать с детьми?... Для начала нужно их просто спрятать. Мысленно я возопила: "Дедушка-лес! Сохрани!"
Я подхватила того мальчишку, которому делала перевязку, а сегванка схватила второго. И мы побежали в противоположную сторону от приближающихся голосов. Когда мы уже почти добрались до края опушки, навстречу нам из-за густых елей раздался треск сучьев. Я обмерла: окружили!
И попыталась опустить мальчика на землю, чтобы освободить руки, но он вцепился в меня мертвой хваткой и тихонько заскулил от ужаса. Но тут еловые ветки разошлись и второй раз за день появился Лямбой. Мне подумалось, что при случае Лямбой будет мною закормлен! Только бы выбраться подальше отсюда!
Огромный лось опустился на колени, чем удивил меня несказанно: я всегда на него карабкалась, как на гору. Но не было времени задумываться над удивительным появлением этого странного животного, я посадила мальчика на бурую спину и заставила сегванку с другим малышом тоже сесть. Как только они устроились, Лямбой распрямил ноги и сперва пошел, а потом и побежал в чащу. Мне ничего не оставалось, как последовать за ним.
Пэвс
1 день. Вечер. Большая весь Глинки.

Сижу на лавке в корчме "Пивная бочка" рядом со входом на кухню, блажно щурюсь, вытянув натруженные ноги, и глупо как-то улыбаюсь. Передо мной на столе стоит ополовиненная кружка светлого сольвенского пива и краюха хлеба, на большее не хватило. Итак отдал последние медяки, что нашёл в портках.
Сижу и вспоминаю, что приключилось со мной за этот день.

Первое, ничего не помню, только некоторые образы проскакивают в голове, помню что-то из детства, мать, отца вроде вспомнил, брата с сестрой младшеньких, вот только имя я своё никак не вспомню, корчмарь спросил как меня зовут, а я не нашёл ничего лучше чем буркнуть под нос, что-то неразборчивое. А уж когда он меня переспросил: "Пэвс, что ли тебя зовут?" я и подумал, а почему бы и нет, пока имя не вспомню. Да и имя какое-то странное, слух режет, не нашенское оно, корчмарь тоже удивился, говорит, имя похоже на арранское, типа Пэвсий, а сам больше на нарлака или халисунса смахиваю. Вот тут-то я и вспомнил, что мать с отцом не погожи были, точно не могу вспомнить, но точно знаю, что к разным народам они принадлежали? принадлежат? даже не помню, живы они или нет...

Второе, весь день шёл по дороге, так никого и не встретил. Есть и пить хотелось сильно, но помятуя о тех кисло-сладких красных ягодах не спешил набрасываться на всё, что кажется съедобным. Как же часто с этих ягод приходилось прятаться по кустам и ругаться сквозь зубы, поддерживая штаны, что б не запачкать. Ох как я ругался!!! Даже птицы да звери, и то пугались. Всё, больше никогда не буду тащить в рот что попало, прям дитя малое. Хорошо хоть лопухи в изобилии росли, а то я даже не знаю, что бы делал-то.

Вё, хватит думать о прошлом, надо подумать о настоящем. Надо бы ночлег найти да о работе подумать. Хозяин корчмы, сольвен Морила, был достаточно добр ко мне. Когда я сказал, что хочу найти работу, он предложил за постой и пропитание пока поработать у него, ну там дров нарубить или помочь подделать забор. Да и в саду работы навалом. А мне-то что, главное естьчто есть и есть где спать, пока посижу с седьмицу, вдруг потом удасться с кем-нибудь до большого города добраться.

А пока сегодня можно отдохнуть, допить своё пиво, а потом и спать идти в каморку, что Морила выделил, завтра рано утром надо дров нарубить, да баньку истопить, говорят, богатый купец будет проезжать мимо, любит он к Мориле заезжать в баньку.
Lorelea
1 день, почти полночь. Дом Яги.

Как и следовало ожидать, Лямбой пришел к нашей избушке. Аккуратно ссадил свою ношу и гордо удалился, пока я, запыхавшись, добежала до домика. Что за день у меня сегодня? Все в бегах, ни минуты покоя. Я не знала, как сказать бабушке, что я не одна пришла. Никогда на моей памяти у нас не было гостей - людей. Я протянула руку, чтобы открыть дверь, как она сама отворилась мне навстречу. Бабушка подалась ко мне, обняла:
- Успела? Ну и хорошо, дитятко... Теперь все хорошо...
Тут все напряжение мое спало, губы запрыгали и из глаз полились слезы:
- Что происходит, бабушка? Я ничего не понимаю.
- Ничего, ничего... Скоро все узнаешь. Заходите в дом, что ж мы на пороге-то топчемся?
Детишки вошли в дом без тени сомнения, они уже чувствовали себя в безопасности, да и из двери явно пахло съедобным. Сегванка ступила через порог озираясь.
Бабушка начала собирать на стол. Я села в углу, утирая слезы, положила ужика на колени. У меня не осталось сил для беседы, да никто ничего и не говорил... Сегванка устало опустилась на скамью, мальчишки тискали Кота. Бабушка не дала ему имени, поэтому мы его звали просто: Кот.
Я глубоко вздохнула, бабушка обернулась ко мне:
- А ты ступай, хорошая моя. Что за ночь-то помнишь? Сегодня можно услышать, что говорят боги.. А отвар я тебе приготовила: выпей, да ступай...
Я с трудом отлепилась от колоды, на которой сидела, бабушка сунула мне в руки чашку с отваром дудника, я быстро выпила, взяла две волчьи шкуры и пошла на сеновал.
Ночь была тихая, над озером поднимался туман. Луна была яркой, так что было очень светло.
Я бросила шкуры на душистое сено и рухнула сверху. Сон пришел очень быстро, буквально сразу же захватил меня.
...Я стою посреди огня и меня захлестывает ярость. Рядом горят дома и гибнут люди.
Я вижу, что над огнем летают снегири.
Я слышу, как звенит сталь и этот звук опьяняет.
Кровь кипит в моих жилах.
Я слышу зов. Я отвечаю на него, я иду и земля плавится у меня под ногами.
Предо мной стоят воины.
Я знаю их, они - мои. Я - кунс.
Я даю им знак и мы уходим.
Моя ярость не прошла, но сейчас не время сжигать все.
Мое время еще наступит...
Ана
2 день. Раннее утро

В лесу было еще темно, но девушка чувствовала, что уже начинается утро... Тишину неожиданно и очень неприятно нарушил писк комара - девушка, примерившись, хлопнула - писк прекратился, но было понятно, что это ненадолго. Вчера вечером она долго искала место для ночлега - и остановилась вот здесь, под большим старым дубом, широко раскинувшим ветви. Здесь можно было не бояться дождя, но вот простора для ветерка, который мог бы сдуть комаров не было. Поэтому и спать пришлось с головой укрывшись плащом.

Внезапно она поняла, что долго так не сможет... Лес... он уже почти родным стал, за столько-то времени. Но, тем не менее, надо идти к реке. Потому что почти кончились запасы еды - много ли девица может в заплечном мешке унести? А на ягодах долго не протянешь. Потому что она понимала - только идя по берегу Светыни можно быть уверенной, что не заблудишься, дойдешь до земель веннов. И поэтому она решила - как взойдет солнце искать ручей и идти по течению…
Пэвс
2 день. Рань. Большая весь Глинки.

-- Ээээх!!!! Размахнись рука, раззудись плечо!!!!

Я старался кричать, но как бы шёпотом, чтобы никого не разбудить. Солнце только встало, росы много. Я стоял на дворе и держал в руках колун, только начал колоть дрова, а от былой сырости и прохлады не осталось и следа, мне было жарко, как в печи. Дров колоть много, но к завтраку успею, всё равно меня последнего позовут. Морила, как обещал, за неделю работы заплатит и накормит. Вот и сейчас недавно выходил на двор и похвастался, что на затрак будут варёные яйца, тушёное мясо и квас. Сегодня должен приехать купец, досточтимый Моо Руним, Морила сказал, что если ему понравится постой, он щедро одарит меня за баньку, а его за яства. Ходят слухи, что Моо Руним везёт что-то очень ценное и интересно, у него постоянно куча диковин со всех концов света. Надо бы попросить поглазеть, интересно же, вдруг что вспомню.

Фуууу, правда, как же жарко. С утра заметил за собой, что после умывания заплёл маленькую косичку как обычно делают халисунсы. И это было так привычно, что я удивился.

Ночью во сне ко мне приходили люди, гладили так ласково по щеке и что-то мне говорили. Проснувшись, я не сразу понял, что плачу. Как же мне было горько и обидно, что я не помню родства, кто я и что я, откуда я.

Ну вот, наконец-то и всё, дрова порублены, осталось сложить большую поленицу, но это не долго. А потом баньку истопить, да и за завтрак приниматься можно.
Анатолий_93
2 день. утро. Берег Светыни.

Юноша-аррант прошагал вчера весь день по берегу Светыни. Временами приходилось идти через непроходимые места, на которых путь закрыли крепкие, раскинувшие ветви, деревья. Ели он пролезал через такие места, думая как у веннов относятся к обрыванию веток деревьев, если иначе никак не пройдёшь..
Когда отгорел закат и и в водах Светыни отразилась луна, и только её он и различал сквозь непроглядную темноту, юношу-арранта сморил сон. И он чувствуя ещё большую усталость, которая в предчувствии скорого отдыха стала сильней, лёг под густую ёлку, устроив под голову руку.


Солнце залило светом открывшеися глаза. Аррант щуря взор посмотрел на мерцавшую воду. Огляделся, успев удивится что находится не под ёлкой, а на песке. Отыскал глазами тёмные ветки приютившей его на полночи ели, проследил путь от неё до того места где он был сейчас и увидел примятую траву и следы ползущего тела на песке..
Аррант встал почувствов слабую, возможно просто с просонья неощутимую боль в спине. Нагибаясь под ветвями ёлки он взял мешок со своими вещами, думая про себя, почему он во сне куда-то пополз.
Придя обратно на песчаный берег, он сел, достал из мешка хлеб и питьё. Поев он умылся водой из реки и, севши на песок, положил на колени свой мешок. Когда он заглянул в него, его ошарашала мысль, что он забыл взять с собой в путь, всё что необходимо для письма. "Как же записысать буду?"
Да, дело в том, что он уже смирился с мыслью, что будет записывать сведения о веннах. Только вот, похоже, было это уже в дороге...
Дасадуя на свою забывчивость он смотрел на воды Светыни и другой её берег.

Так продолжаться больше не могло. В доме. В его доме на юге Аррантиады. Он больше не мог там оставаться. Он становился всё более неподвластен отцу. Всё чаще сбегал в общественную библиотеку (в его доме читать книги считалось срамом и библиотеки не было). Всё дольше времени он там проводил. Ночью. С ярко горящим факелом он пробирался туда. У окна он поглядывал на звёзды, но на самом деле, он следил за появлением солнца.
Читал книги. Про аррантов. Про мудрецов. И книги самих мудрецов. Из книг, где рассказывалось про несуществуещее, про придуманное он выбирал только поэзию. А на выдумщиков, не сумевших свои строки облечь в рифму, он времени и не тратил.
Но так продолжаться больше не могло. Всё больше ему надоедала жизнь в отцовском доме. Где нет никакой архитектуры! О, кто же не может понять
её значения? Он вероятно слабоумен!
Нет, такая жизнь ему не наскучила. Это слишком простое слово. Настолько же простое, как всё что было его доме. Его отец с ума сошёл со своими мыслями о войне!
Он говорил о героях! "Ладно, пусть же Боги помогут им в пути." Он говорил о воинах думающих лишь о войне, и потому могущих защитить свою родину от врага. "Но мы ведь воюем чтобы жить мирно, а не чтобы воевать вновь!"
Он не мог так жить. И в конце концов сбежал. Идея, куда идти, пришла сразу, долго звать её не пришлось. "К веннам." Да, ему всегда нравились рассказы о веннах. Вообщем он сразу отправился туда, не задерживаясь нигде. Только вот в одном городе на севере Аррантиады, прекрасном городе, он провёл целый день. Он гулял там, с утра до ночи. Там он не только любовался, но и прикупил "Описание веннского края". Редкая книга была. Редкая, потому что спросом не пользовалась и была оттого не распространена. Потом в порт, и не такое долгое время прошло (стоит сказать - для него) как он оказался в Галираде. Ну и до Светыни его проводил один караван. Там он уже отправился сам.


И вот сейчас на берегу Светыни, вдоль которой он собирался идти, чтобы дойти вглубь веннского края, после того уже как он побывал в доме одной веннской семьи, почему-то живущей опричь - не в роду, сейчас, к нему внезапно пришла совсем твёрдая мысль.
"Буду о веннах писать. Не о веннском крае, а именно о народе."
Вообщем за этот день он весьма приобразился. Он даже не потратил времени на гимнастику, что обычно делал каждый день. Всё, чтобы поскорей дальше на восток пройти. Где остальные венны живут. Где их родовые поселения.
И заплечный мешок привычно отяготил путь.
А летнее солнце приветливо светило в глаза...
Lorelea
2 день. Утро. Сеновал.

Я лежала, мысленно перебирая только что отгремевший сон. Голова была тяжелая, будто набитая мокрым песком. Потолок немного покачивался перед глазами. Надо скорее приходить в себя.
Сквозь щели в двери пробивался яркий солнечный свет. Я вздохнула и закинула руки за голову, пылинки взметнулись в солнечном луче. Кот, как-то пробравшийся на сеновал ночью, спал в ногах. Он открыл глаза и, увидев что я уже не сплю, устремился ко мне громко урча. Бухнулся на сено рядом с головой и запустил лапы в волосы, разметавшиеся во сне. Начал их перебирать, тыкаясь мордочкой.
Я его обняла со смехом, чмокнула в недовольную таким обращением моську и встала. Сон нужно было рассказать.
Вышла наружу и сразу увидела мальчишек, плескающихся на мелководье озера. Они беззаботно хохотали, обрызгивая друг друга, носились по берегу, спотыкаясь маленькими босыми ножками. Сегванка сидела прислонившись спиной к нагретой солнцем стене с закрытыми глазами. Я не знала, спит ли она и не стала ее тревожить, тихонько проскользнула в дом.
Бабушка хлопотала у печи. Вкусно пахло кашей. Она цепко посмотрела мне в глаза, а я почему-то не знала, с чего начать. Сон был такой тягостный, что казалось - расскажи, и все тут же начнет явью оборачиваться!
Стукнула дверь - это вошла сегванка. Бабушка сказала ей:
- И ты, Любава, садись и послушай, что Ягуша расскажет. Может тоже захочешь что-то поведать нам.
Я удивилась веннскому имени у сегванки, но не подала виду. И, вздохнув, начала рассказывать.
Ежиха
2 день. Ближе к полудню.Тракт к Глинкам..


Охх..Скоро,скоро уже и двор будет...как они достали меня.Моо Руним,не первый раз нанимал меня,но вот тех молодчиков,я что-то раньше не видела,и сами то не маленькие,и одеты как то странно,а уж как улыбнутся... Но,это не мое дело,хозяин-барин.Скорей,скорей бы ночлег под крышей,без глаз этих ребят..
Поесть,поспать сладко,я хоть и охранник,а все таки женщина.Хотя,если подумать,женского во мне только коса осталась,да грудь.Хотя под кольчугой и плащем ее не сильно то и заметишь.
И все таки странные они эти ребята,хорошо хоть приставать перестали,после того как я ихнего Нежату рукавичкой своей приветила,окованной..Вон,вихры на глаза опустил,чтобы не видно было как глаз заплыл.Правильно.Не лезь к женщине.
Мерный перестук копыти скрип повозки слышался в лесу.Время близилось к обеду.
Lorelea
2 день. Ближе к полудню. Дом Яги.

Я закончила рассказывать и вокруг повисла тишина, только приглушенно было слышно, что малыши, судя по доносившимся крикам, затеяли игру "догони кота". Вдруг Любава всхлипнула и закрывшись рукавом зарыдала. Можно было только разобрать, что она себя в чем-то упрекает.
- Это я во всем виновата. И теперь Вышата.. из-за меня...
Бабушка подхватилась с лавки и налила в кружку мятного отвара. Заставила Любаву выпить все и бросила в печку засушенные листья борщевика. Потом положила руку ей на затылок, заглянула в глаза и тихонько пробормотала:
- Мертвец, мертвец,
что ты грудью не дышишь?
Что ты ушами не слышишь?
Что твой рот не ест? Так бы печаль не ела Хенну ни ночью, ни днем, ни сверху, ни снизу, ни с живота, ни с сердца. Отпусти, Вышата, жену Хенну-Любаву. Замыкаю ключом, запираю замком, ключ в воду, замок в песок.
Любава продолжала всхлипывать, но было видно, что она уже успокаивается.
Бабушка села напротив и веско сказала:
- А не расскажешь, что произошло, так и будет мерзкая жаба в груди мешать тебе дышать!
Любава словно очнулась, вздрогнув. Подняла заплаканное лицо и глухим голосом рассказала такое, от чего я почувствовала, будто на меня ветка толстенная упала.
Жила Белая Хенна в сегванском поселении. Не было в той деревне девушки, прекраснее нее, не было мастерицы искуснее. И честь Хенне была оказана великая: отец выдал ее замуж за сына кунса Хелми - храброго Сойле. Вскоре умер старый кунс Хелми, оставив Сойле наследовать, и стал Сойле ждать сына от Хенны, первенца. Любил ее, баловал. Но в суровую зиму родился у Хенны не мальчик-будущий кунс, а маленькая дочка. Сойле не вынес этого позора, он убил рабынь, помогавших Хенне родить и приказал старому воину Отсо, другу своего отца, вынести ребенка ночью в лес и оставить там. А людям наутро было сказано, что Хенна не смогла родить. Только через 5 долгих зим Хенна смогла подарить своему мужу сына Тойво. Мальчик был очень слабый и капризный. Сойле будто забыл о Хенне, даже сына забрал в мужской дом сразу, как только тот перестал требовать молоко матери. А Хенна, в отчаянии, стала пропадать целыми днями в лесу, куда унесли ее дочь. Там она однажды повстречала охотника-венна со странным именем Вышата. Венны жили выше по реке, сегваны часто сталкивались с ними, поэтому почти все умели говорить по-веннски. И получилось так, что Хенна полюбила Вышату, а он полюбил Хенну и звал ее Любавой, от веннского слова "любовь". Однажды Хенна узнала, что у Сойле будет ребенок от рабыни, и тогда ночью она убежала и пришла в веннское поселение к своему Вышате. Венны приняли ее и она стала женой Вышаты, но с тех пор все ждала, что Сойле явится мстить. И вот этот ужасный день пришел. Сойле на боевой касатке с дружиной и с Тойво, которому уже исполнилось 16 зим, пришел к веннам и предал все огню! Они бежали в лес, а Вышата уводил погоню, давая ей, с маленькими сыновьями, время спастись, но на опушку, где они договорились встретиться, так и не пришел.
Я молча смотрела на эту женщину, сидящую рядом со мной... Хенна-Любава.. Двадцать одну зиму назад бабушка нашла меня в зимнем лесу. Вот так... Мою мать, оказывается, зовут Хенна. И я дочь кунса.
Kerielle
2 день. Ближе к полудню.Около Дома Яги.
Я шла по лесу, трава стелилась под ногами, матёрый волк, названный матерью Чернецом за маску на морде , бежал рядом. Обычный день, как и много-много других. Я веннка, ушедшая из дома в 13 лет и не носящая знаков рода. И вот восьмой год мой дом - небо над головой, единственный друг - волк Чернец. Имя данное матерью - Онега, я забыла, пользуясь прозвищем Бродяга. Сначала было больно, потом как-то всё ушло и лишь снятся сны о доме. Я - странник, имеющий лишь два меча и гитару, и только волки и Боги от меня не отвернулись.
Из пучины воспоминаний меня вырвал неодобрительно зарычавший Чернец.
-Знаю, знаю, не любишь, когда замирают посреди дороги. Не сердись. - потрепала я его по загривку. - дымом пахнет. Зайдём.
Чернец заворчал (людей он не любил и был по сути очень угрюмым зверем.), но побежал вперёд. Вот и дом. Из него доносились приглушённые голоса. Я подошла ближе и постучалась в дверь.
-Мир вам и вашему дому, добрые люди. Пустите?
Lorelea
2 день. Около полудня. Дом Яги.
Наступившую тишину нарушил резкий стук в дверь. Приглушенный женский голос вопрошал о приюте. Первый раз на моей памяти кто-то постучал в эту дверь. Гостей становилось все больше... Я ошарашенно поднялась и отворила, даже не обратив внимания, что за дверью явно чувствовались волки.
... За дверью оказался только один волк. На меня неодобрительно поглядывала пара желтых глаз. А голос видимо принадлежал девушке, стоявшей рядом. Кот, в ужасе пытался превратиться в комок, прижаться как можно ближе к земле. Зажмурившись, он плотно прижимал уши и даже зашипеть не мог. По какой-то несчастливой случайности он оказался прямо перед мордой волка. Я испугалась за своего любимца и сделала невольное движение, чтобы взять Кота на руки...
Kerielle
2 день.
-Успокойтесь, он не причинит вреда, - как можно приветливей обращаюсь я к девушке, та не сводит с меня настороженных глаз - не верит. Я наклонилась к замершему в испуге коту, погладила, успокаивая, взъерошенную шерсть. Потом, убедившись, что он более-менее успокоился, подношу его к самой морде Чернеца. Тот тщательно обнюхал киса и смачно лизнул в морду
-Ну вот и познакомились, - весело обратилась я к ведунье(а кто ещё может жить далеко в лесу?),-Меня можешь называть Бродягой.
- И тебе поздорову, добрый человек - неуверенно улыбнулась девушка - проходи в дом, у нас нынче людно. ну да ничего, потеснимся
Не представилась, ну да ладно. Я пожала плечами и последовала за ней.
Hyster
1 ночь . 4 версты от безымянной деревни нарлаков
"....Быстрее, быстрее, еще быстрее!!!!! Наверх - за холм - осталось совсем чуть-чуть. Будем надеятся, что плавать я не разучился. Эх судьба-злодейка - ну нельзя в этом мире несовсем порядочному человеку жить как хочется...Охо хо подрастолстел я даже. Раньше бывало по 3 версты отмахивал. Да не в жилеточке нарлакской а по полной - в близнецовой аммуниции. Ухохатывался помню с жрецов - полоумных. Накой ляд хранителя тела облачать в доспехи неподьемные - ведь первостепеным способом спасти платежную душонку - просто его повалить на землю, а потом уже заорать во всю - авось и подмога подвалит. А в латах особо то не попрыгаешь. Нет уж - воин должен быть легок как кот, а не тяжел как кабан. Уффф...хорош- так и загнаться недолго....тишина вроде, видать крепко я сына старосты приложил - вроде и крови то небыло. Ну если оклемается то точно запомнит, что не стоит бежать сломя голову на женский крик в ночи - даже если это мышиный писк его сестры. Гы. И здесь меня запомнят надолго - авось и тут скоро потомство появится. Ну что ж - должен же быть хоть ктото похожий на человека в этом захолустье. Уверен,что визжала она исключительно ради соблюдения приличия и потом чтоб отбрехатся - дескать папенька невиноватая я и сопротивлялась как могла. А хоть и мышь с виду - а скамейкой своей вертела так, что иные жрицы позавидуют. Теперь скамейка сия долго еще болеть будет - мда зря пожалел, надо было и морду пару раз двинуть - для памяти и успокоения.... Ого !!!.....кажись 2 бегут...так так - щас мы им хвоста то накрутим - хм, а если вообще перерезать всех этих остолопов - глядишь личная пасека появится - так и назову эти жалкие 10 халуп - деревня Услада.....ГЫ. Не- как то мелковато, не наш размер как говориться. ....Так так...вот ведь остолопы - ломятся след в след, а шуму как от лосей. Ладно братцы - последнего гостинца жаждете - ну ща отаварю.... "
Несмотря на пьные пары и усталость, голова начала работала как обычно. Как часы. Методично и зло. Мысли ушли, остались только инстинкты, вернее только один инстинкт - Выжить любой ценой. Герои существуют только в былинах и избранные из них отмечены в бересте. Ложь.Все ложь - в реальной жизни их нет. Каждый сам за себя - каждый сам для себя. Эти слова я пронес через всю свою жизнь - и нет правильнее их. ....на поляну выскочил первый .....ну что ж как говорят жрецы - действовать нужно по науке. Значит так и сделаем.
Преследователи простые деревенские парни - горе заступнички. Первый так и пробежал еще десять шагов, правда уже на четвертом голова его плавно откинулась назад, неестественно уставившись в небо, а потом и вовсе повисла как рюкзак за спиной - на тонкой полосе кожи. "Потрясающе - однако я еще на что то гожусь.....гы...щас проверю на остальных". Приседаем под второго и на развороте секущий удар под колени ...Ба сынок - ведь ты же как раз этот топор и точил.....вот так и пропадают в деревнях кузнецы....ладно поваляйся поори пока. Еще разворот и вот он самый безумный момент любой битвы. Это взгляд глаза в глаза....пламя ненависти брата против довольного собой и жизью кошачьего взгляда.... молчаливая схватка характеров и душ...однако череп у тебя оказался все же крепкий.....но в твоих глаза я вижу отражение тел за моей спиной....и мы оба понимаем что ты сейчас умрешь так же как они.....
Lorelea
2 день.
Я отступила в дом, распахнув пошире дверь, чтобы девушка могла войти. Посмотрела на бабушку и сказала:
- Это Бродяга - потом повернулась снова к девушке - Меня люди кличут Ягая, бабушку можешь называть Яга. За столом сидит наша гостья, Любава. Проходи, да ничего не бойся, мы не обидим. Тут как раз каша поспела в печи, давайте-ка поедим, а то у меня уже живот подводит, да и гостей не разговорами все же потчевать!
Пока девушка осматривалась, я смотрела на нее, да думу думала, что за гостья к нам припожаловала? Волком от нее явно веяло, да не потому, что они в друзьях у нее, а нутро волчье я чуяла, не знаю, как лучше сказать. Как она избушку нашу в лесу отыскала? Почему не заплутала в охранном ельнике? Не было бы беды... Вот и имена наши я в прямую не назвала, мало ли что...
Пока бабушка хлопотала у печи, собирала на стол, я вышла в дверь, чтобы позвать мальчишек. Солнце начинало припекать, хорошо бы искупаться. Я крикнула малышам, чтобы в дом шли, а сама спустилась к воде. Присела на корточки прямо у кромки, вода игриво поблескивала мне в глаза, отражая полуденное солнце. Я коснулась правой ладонью поверхности, маленькие волны подалкивали руку, заманивали прохладой. Резко поднялась, да скинула рубаху и штаны и вбежала в спокойное озеро, взметнув искрящиеся брызги кругом себя. Когда вода дошла до пояса, нырнула к самому дну, открыла глаза в зеленоватую мглу и поплыла под водой, считая про себя, чтобы понять, как долго смогу выдержать без глотка воздуха. Получилось девять десятков, маловато... Я вынырнула и сильно загребая руками повернула к берегу.
Когда выходила, отжимая косы, подумалось, хорошо все-таки, вода все дурные мысли снимает, чего ради я на Бродягу взъелась? Человек она, точно.. Не Дух злой, человеческий облик похитивший. Теперь, когда все ясно сделалось, я улыбнулась и, еле натянув на мокрое тело порты, побежала в дом. Есть хотелось очень!
Kerielle
2 день.
-Проходи, да ничего не бойся, мы не обидим. Тут как раз каша поспела в печи, давайте-ка поедим, а то у меня уже живот подводит, да и гостей не разговорами все же потчевать!
"Да я и не боюсь, отучилась-то боятся за столько лет. А вот попотчевать это хорошо" - думала я осматривая избу. Уж не к лесным ведунам меня занесло? Вон даже Чернец не рычит, а спокойно улёгся у печи, вытянув лапы. Странно. Тем временем Ягая куда-то вышла, а её бабушка стала хлопотать у печи. Я внимательно посмотрела на Любаву. Немолодая уже женщина, лет так сорока. И похоже случилась у ней какая-то беда страшная, горе личное. Я подошла к ней, взяла за руку.
-Скажите, матушка, что с вами стряслось. Не стоит держать всё в душе...
-Сегваны...они сожгли поселок веннов, где я жила...
Я замерла не в силах пошевилится, не важно какой это род, важно, что это венны...распустила волосы, пышной гривой рассыпавшиеся по плечам.
- Я буду мстить! Я отомщу! - волк поддержал меня согласным рыком.
Lorelea
2 день.
Вошла и вижу - про кашу все позабыли, малыши испуганно к мамке жмутся, волк рычит, а Бродяга косы распускает, да кричит, что мстить собралась! Кот стрелой взлетел мне на плечо, зашипел сердито, чувствуя беспокойство людей. Я вздохнула устало, хороший человек эта девушка, да больно горяча. Много она там навоюет, таким вот образом!
Дверь бухнула за спиной, закрывшись, все на меня воззрились, от неожиданности замолчав. Я скрестила руки перед собой и сказала с ухмылкой:
- Что, прямо сейчас мстить пойдешь?
Рубаха противно намокала от кос, Кот от напряжения выпустил мне когти в плечо, но отвести взгляд от глаз Бродяги я не могла, надо было убедить остаться, ведь на погибель собралась на верную!
Бабушка понимающе подкинула щепотку дурман-травы в печь. Дымок потек из печки тонкой струйкой, стелился по полу, обнимая ноги, поднимался плавно. Бродяга не заметила, а я подошла поближе и не отрывая взгляда заговорила тихо, заставляя прислушиваться:
- Куда собралась? Там воинов много, у них всех мечи каленые, щиты крепкие, окружена деревня частоколом в два человеческих роста, ворота на ночь закрывают. Есть у сегванов корабли хищные, стрелы меткие. А там, за стеной, не только воины, шрамами покрытые, но и дети малые, старики да женщины, такие как вон, Любава. Им тоже мстить будешь? Нельзя торопиться, подумать надо, разузнать все, ты меня послушай... Слушай и запоминай, сейчас нельзя идти, это верная смерть...
И так продолжала бормотать тихонько, надеялась погасить взгляд горящий, а то думала, что не выйдет у меня ничего, все равно уйдет, не сейчас, так потом. Пропадет. Вздохнула снова глубоко и сказала напоследок:
-Ночью вместе пойдем, посмотрим, как там и что...
Kerielle
2 день.
-Ночью вместе пойдем, посмотрим, как там и что...
Да, всё верно. Не могу я подчас смирить натуру горячую, рвусь в бой не подумав...Сначала нужно разузнать расстановку сил и зачем они это сделали.
-Да, пойдём..-я понемногу стала успокаиваться, - Нужно понять, зачем они это сделали. Вроде тамошние племена в мире жили.
Потом тяжело вздохнула и обратилась к Яге.
-Давайте поедим, бабушка. Негоже на голодный желудок думать и куда-то собираться...
Lorelea
2 день.
Божья ладонь еле вместила всех едоков! Много нас набралось. И мне это даже нравилось почему-то. Посматривала, как малыши дуют на горячую кашу в ложке, смешно и одинаково морщат носики, Любава ела чуть-чуть, видно было, что ей даже добрая еда не в радость. Бродяга ела с удовольствием и неторопясь. Бабушка лукаво блеснула в мою сторону своим зеленющим глазом. Я спохватилась, налегла на еду. Большое дело мы с Бродягой задумали.
..И вдруг... меня осенило, да так, что сразу есть перехотелось. Да ведь если Бродяга узнает, что это мои родичи сожгли веннскую деревню, что будет-то? И ведь не важно, что узнала я о них только этим утром.. А сама я хороша! Как лук подниму на брата, на отца? Как нож метнуть в сердце, как пустить родную кровь? Холодно мне сделалось, тоскливо на душе.
Ну да все равно, идти надо. Надо все узнать, что у них там приключилось. Кот почуял мое замешательство и вспрыгнул на колени, обеспокоенно заглянул в глаза, но устыдился своей нежности и сделал вид, что это его каша так заинтересовала, потянулся мордочкой к моей опущеной ложке.
Я снова поглядела на Любаву... И ведь не сказала ей, кто я. Догадалась ли она сама? А может не до того сейчас, чтобы наш цвет волос сравнивать. Так ли будет с братом и отцом? Почувствуют ли родню во мне? Ох, тяжкие думы...
Каша, наконец, закончилась и все, довольные, разобрали кружки с травяным настоем. Я одним махом выпила и сказала Бродяге грубее, чем того хотела:
- Собирайся, все же сейчас выйдем, подойдем поближе к сегванской деревне, а там схоронимся в одном овраге неподалеку, дождемся ночи. Много с собой не бери, только оружие, да пусть волк твой пойдет.

Подумала: что, она сама бы не нашла, что с собой брать? Да и волк, небось тоже сам бы догадался с нами идти! Вон не стал хозяйку предупреждать, когда мы с бабулей решили Бродягу нашим способом убеждать повременить. Не простой зверь это был... совсем непростой...
Я нахмурилась, взяла свой лук, проверила тетиву, тул повесила за спину. Кошель с ножиками к поясу пристегнула, отраву на них недавно подновляла. Обуви решила не брать, босиком тише получится, да и удобней. Подвязала тесемки на штанах и на рукавах рубахи.. все вроде, можно и идти... Только до чего же тяжело на сердце!
Глянула хмуро на Бродягу:
- Пошли что ли?
И не дожидаясь ответа, вышла за дверь, даже бабушку не обняла. Темно было на душе!
Шла размашисто, Бродяга не отставала. Видно было, что ходить по лесу она умеет: листиков лишних не сбивала, сучки под ногами не ломала. Ну и хорошо... Солнце весело светило сквозь ветви сосен, но моих предчувствий оно обмануть не могло... Стужа была в моих мыслях, стужа и ночь, когда я родилась.
Hyster
2 День. По дороге к Галираду.

Светает – Эх хорошо все таки просыпаться вот так на берегу тихой речки под огромной елью с пением утренних пташек. Хотя по сути дела, принимая во внимание вчерашний инцидент, можно сказать что вообще хорошо ПРОСЫПАТЬСЯ. Ну что ж видимо теперь мне и в эту сторону путь заказан - на тракте наверняка уже выставили посты – не пройти. Можно конечно попробовать прорваться, но пока задачи у меня другие, да и до Галиграда вроде недалеко осталось. Авось 3 дней хватит. Значит пойдем в обход. Самое время посмотреть на вчерашние трофеи: так деньжат немного, да и еды почти нет. Зато одежа добротная – хоть и неказиста, но продать я думаю можно. А вот за котомку кузнецу отдельное спасибо, хоть и не охотник, а без еды в лес не сунулся. Куска хлеба до обеда мне хватит. Ну что ж – снова в путь.
За примерно два часа я добрался до старой дороги. Мда - одно название, а не дорога : просто канава грязи со всех сторон обставленная вековыми елями. Уважаю ели – любому разбойнику ель дом родной. И переночевать можно сносно – от дождя защита, главное лапнику поболее под спину нарубить – вообще это кунсы да воеводы к палаткам привычные, а простой люд уж точно не настолько избалован.
Под эти мысли я потихоньку отмерял версту за верстой, мерно шагая по дороге. Примерно к полудню вышел я снова на Главный тракт. Поначалу насторожился, а вдруг уже молва мне обогнала, и дружинники планомерно прочесывают окрестности, в поисках Тромео Изворотливого. Забегая вперед, скажу, что в тот момент беспокоился я напрасно. В ту же ночь деревня стала целым погостом. Спасибо Жадобе – вырезал почти всех - под чистую. И если и искали кого то - то уж точно не меня. Думал я когда то присоединится к вольной братии, но все ж решил что лесная жизнь не для меня. Дворовые улицы, тесные мостовые – самые темные и опасные задворки города – вот моя стихия. Да и прямо скажем, городские девки как-то более завлекательны, нежели деревенские клуши, которые и к быкам то подходят с робкой надеждой …Гы. Их и силой-то брать не нужно – сами на все готовы….
Ладно, вроде никого – пойдем к Галиграду Славному как честный человек. Посредине дороги, никого не таясь ,правда топор я не завесил за спину, а нес наготове в руке. Мало ли ворон ворону глаз не выклюет, конечно, но среди лихих братьев всякие личности имеются. И матери не пожалеют. Хотя, что с меня взять, одежа – только штаны приличные да сапоги новые. Жилетка моя нарлакская вряд ли кого заинтересует, правда котомка конечно пухлая с виду – но там только обновки сына старосты. В общем, нечего с меня взять – простой разбойник - попавший в затруднение. Ладно, что нам унывать, ща до корчмы бы дойти – авось и подвернется какое дело для меня.
Еле слышное бормотание , легкая поступь человека донеслась до моего слуха. Спасибо служителям Моряны – сделали из меня что то стоящее. Быстро, но бесшумно я метнулся в заросли на обочине и затаился - посмотрим, что нам Творец послал на нашем пути. Ждать пришлось не долго. Два златокудрых арранта показались из-за поворота. Странно обычно подобные мужи ученые без охраны не передвигаются. А вдруг это наживка какая – с виду два богатых молодых мужа шлепают беззаботно по лесу, а сзади крадется какая нить дружина - и обманывают честный разбойничий народ. Сомнения рассеялись моментально. Парочка сделала такое, что у меня сразу появилось два желания – заржать во все горло, и через него же опустошить желудок. Понятно почему путешествуют без охраны – с такими идти -весь род позорить до седьмого колена. Оглянувшись по сторонам, арранты склонили лица друг к другу в мерзопакостном поцелуе. Творец единый - надо спешить пока раздеваться не начали!!! Ладно, голубки - далековато вы залетели. Нашли приключений на свою голову…..эээ…или не голову??...Брр чуть не стошнило. Не ну разве женщин не хватает ? Видел я таких один раз …висели и раскачивались двое на суку…повесили их без лишних слов. …..Гы. Ща позабавимся.
Вылетев из-за кустов, я слету с короткого замаха опустил топор на затылок ближайшего ко мне прелюбодея. Умер он мгновенно, но почему то второй аррант моментально зашелся в крике и упал закрыв лицо руками – напуганные так не орут. Вырвав топор из затылка, пришлось наступить на спину - слишком глубоко вошел, силу что то я не рассчитал – я метнулся ко второму. Что у нас там ? Хм лежит на пузе и орет. Хороший пинок помог этой падали перевернутся на спину, а удар обухом топора в колено заставил убрать руки от лица. Вот это да !! Первый аррант, оказывается, умер с языком второго, рефлекторно его откусив. Не ..нужно это прекращать, а то мало ли кто и услышит. Ну, родимый лекаря нет поблизости – так что лечебное снадобье только одно - топор. Хотя нет - уж ты - красавчик достоин более интересного лечения. …
Когда я закончил развлекаться, аррант висел на дереве, весело дрыгая ногами. Руки ему я переломал и подвесил за самое естество. Костей там нет – значит, скоро оторвется. Если выживешь голубчик – точно про непотребности забудешь…..Хотя без языка позвать на помощь будут крайне затруднительно, скорее уж такое мычание пригонит только волков, а то и Рысь-зверя...... Настроение мое несказанно улучшилось и крайне довольный своей шуткой, подхватив добычу (на этот раз более богатую) я неторопливо пошел дальше по дороге решив через часик пообедать реквизированными припасами…..
Kerielle
2 день.
По лесу мы уже шли часа два, не разговаривали. Я стараюсь при разведке лишний раз не болтать да и не было охоты к разговору. У Ягаи видимо тоже. Вдруг Чернец замер и чуть слышно зарычал. Понятно, кто-то идёт и этот кто-то враг. Я хорошо знала своего друга и всегда понимала, что он хочет сказать. И дествительно, вдали слышался шум, человек примерно было 5-6 (точно сказать не могу, да и это только догадки.) И что-то мне кажется это не просто разбойники...
Я дёрнула Ягаю за рукав и указала головой в сторону звуков.
-Держи свой лук наготове. - прошептала я чуть слышно, вытащила мечи из ножен и бесшумно пошла вперёд.
Lorelea
2 день.
Бродяга потихоньку кралась в сторону доносившихся голосов. Что-то я совсем задумалась, даже не заметила шум, пока она меня за рукав не дернула. Я торопливо достала лук, положила одну стрелу на тетиву и пошла следом. Если надо будет, вторую я успею быстро выхватить... Да вот еще, ослаблю-ка завязки на кошеле с ножичками...
Волк растворился в кустах, я немного задержалась, чтобы посмотреть, куда он делся. Голоса приближались, и я неслышно шагнула в заросли, пригнулась. Пожалела, что не повязала хоть какую-нибудь тряпицу на свою голову, волосы мои издалече видать. Ну да ничего, если меня зверь не замечает, пока подкрадываюсь, то уж люди тем более не заметят! Сбоку приметила движение, это Бродяга тихонько ступала, вглядываясь между дервьями, где уже можно было разглядеть силуэты четырех мужчин, сегванов. Она оглянулась, но меня не заметила, но думаю, почувствовала, что я где-то здесь, и смогу вмешаться, если что-то пойдет не так. Я как можно медленнее опустилась на одно колено и натянула тетиву...
Дальше события начали развиваться очень быстро: сегваны заметили Бродягу с обнаженными мечами и, не сговариваясь, кинулись на нее, выхватывая оружие. Веннка не испугалась, немного присела, угрожающе приподняв мечи. Резко сбоку на мужчин выпрыгнул волк, сбил с ног одного из них и начал рвать руку, сжимавшую меч. Пока Бродяга и сегваны не сошлись, я успела послать одну стрелу. Метила в руку, убивать не хотела, но к своему несчастью воин оступился и качнулся в сторону. Стрела вошла прямо в грудь. Он пробежал еще три шага и упал лицом вниз. Мне стало страшно, руки затряслись, я только сейчас осознала, на что мы с Бродягой пошли! Пока я ошарашенно опускала руки, мечи Бродяги запели. Вот у кого не было сомнений, как поступить! Двое воинов было перед ней, но никто из них не мог дотянуться до гибкой веннки своим оружием. Вот один пропустил выпад и выронил секиру. А за ним второй, сначала потерял меч, улетевший куда-то в сторону, а затем потерял и жизнь. Наступила оглушительная тишина, нарушаемая лишь криками сегвана, которого грыз волк, он как мог отбивался, удерживая слабеющими руками страшного зверя совсем недалеко от своего горла. Я выскочила из своего укрытия, закричала Бродяге:
- Останови его! Хватит!
Kerielle
2 день.
- Останови его! Хватит! - услышала я крик Ягаи.
Неистовство боя постепенно начало отступать. Хорошая всё же вышла драка: одного воина пристрелила Ягая, двоих убила я, последнего грыз волк. Воин изо всех сил пытался удержать зверя, не дать ему перегрызть горло.
-Чернец! А ну назад! - тот недовольно рыкнул и отошёл. Я подошла поближе к лежащему сегвану: молодой ещё парнишка, зим 18-19, одна рука все изодрана почти до кости, вторую он вовремя успел убрать. Смело смотрит мне прямо в глаза и кажется стыдится своих криков.
-Что вам было нужно? - спрашиваю, как можно кровожадней улыбаясь. Молчание.
-Чернец! - подзываю волкаи бращаюсь опять к парню, - не скажешь, этот милый волк перегрызёт тебе горло.
-Ты не Снегирь. - слабо простонал парень и потерял сознание. Слабый он какой-то. Хотя, если это первая его битва, то ничего удивительного нет.
Ко мне подошла Ягая, да кажется эта стычка ей тяжело далась, и руки трясутся и губы.
-Всё пройдёт сестричка, - обняла я её, - не переживай. Через три дня они с того света придут, нужно поторопится.
Я подняла на руки бесчувственного мальчишку и пошла вперёд.
Lorelea
2 день.
Что она сказала про три дня? Бабушка что-то такое говорила, про три дня, после чего умершие души приходят мстить убийце. Я плелась следом за шагающей Бродягой, та с трудом переставляла ноги под ношей огромного парня. Как она его вообще подняла, я не понимала. Да и голова была совсем другим занята. Я смотрела под ноги и видела кровь. Это из раны сегвана капало, мне бы раньше об этом подумать! Я посмотрела по сторонам и сказала:
- Забирай вправо, сейчас дойдем до топей, там надо остановиться - рана у него. А у болота нас искать не будут.
Бродяга стиснув зубы что-то промычала согласное, видно было, что силы у нее наисходе, как бы пуп не развязался. Через некоторое время показались валуны, между которыми били ручьи, вокруг поднимались древние ели, мягкий мох затруднял дальнейшее передвижение, особенно с такой ношей. Но, наконец, мы выбрали наиболее сухое и ровное место, под защитой огромного камня с подветренной стороны. Кругом стоял мрачный и тихий лес. Бродяга с облегчением опустила сегвана на землю и сама рухнула рядом, закрыв глаза. Я посмотрела, дорога ей далась очень не легко, надо бы поспать хорошо, да мяса поесть.
Я оглянулась, на меня исподлобья смотрел волк Бродяги.
- Тебя, вроде Чернец кличут? Сделай милость, мяса бы твоей хозяйке, а мне сейчас на охоту уходить недосуг.
Волк помедлил и, отвернувшись, подошел к хозяйке и лег рядом. Я вздохнула и занялась раной парня. Рука была исполосана огромными клыками, но нужными наговорами, да моим умением еще и не такое можно вылечить. Но придется ему сильно потрудиться, чтобы вернуть силу в эту руку. Странно, что кость не сломана, но это и к лучшему.
Уже начало вечереть, когда я закончила возиться, Бродяга все так же не шевелилась. Она была в сознании, но явно слишком устала, чтобы двигаться, да и вообще - говорить. Сегван спал, он потерял слишком много крови. Я оглядела себя, вся измаралась. Пошла к ручью стирать порты.
Вернулась, развела костер и развесила сушиться рубаху и штаны. Подошла еще раз посмотреть на свою работу, рука хорошо заживет. Кожа сегвана была белая, даже с синевой от потери крови. Он хмурил брови во сне, губы были плотно сжаты. Да что там говорить, красив был очень. Сердчишко мое замерло от осознания того, как я на него смотрю. Я смутилась, отошла и присела рядом с Бродягой, подергала ее за рукав, она слабо повернула ко мне голову.
- На-ка, вот этот корешок пожуй, станет легче.
Kerielle
2 день.
- На-ка, вот этот корешок пожуй, станет легче.
-Нет..мне нельзя есть...ты ешь...духи придут...мстить. - Голос мой был глухим и слабым, да наверное, не стоило парня на себе тащить. Но надо было уйти с места битвы. Я отвернулась и закрыла глаза. Неважно в каком я состоянии, но духов я должна встретить с мечами в руках.
Hyster
2 День. Вечер. По дороге к Галираду.
Тромео отмахал пару верст и решил, что на сегодня хватит. Все таки уже давненько не приходилось заниматься такими тяжелыми, но забавными вещами. Свернув с тракта и пройдя еще полверсты, он вышел на небольшую и милую делянку. Сразу видно недавно потрудились здесь на покосе. Посреди делянки стоял совсем свежий стог сена, а на окраине, под вековой огромной елью, нашлись и парочка подходящих пеньков. Один побольше – стол, два поменьше – стулья. На небе не было ни облачка и Тромео решил сегодня отоспаться по кнесовски – прямо в стогу. Присев он начал разбираться в пожитках аррантов. Тромео никогда сходу не проверял, что же такое он умудрился добыть на сей раз – такова была отличительная черта. Он справедливо полагал, что добыча, равно как и работа, должна отлежаться. Может даже привыкнуть к новому хозяину, ведь главным в его ремесле все же была удача – и нужно ее не спугнуть. И довольно мурлыкая незатейливый мотивчик похабной песенки «У костоправа хребет такой же хрупкий….», он вывалил все содержимое прямо перед собой. Мда, на первый взгляд больше всего это походило на скраб кисейной барышни. Зеркальце, пудра, гребни, аж три штуки и прочие причиндалы, настоящему мужу совсем ненужные. Но все же были там и весьма полезные штуковины. Довольно приличный шмат сала и хлеба, табачок с трубкой, деньжат вполне прилично и самое приятное – небольшая фляга самогона, судя по запаху, очень забористого, и почти новое огниво. Тромео решил, что безусловно на сегодня жизнь удалась. Слопав неплохой кусок сала, раскурив трубочку, он с флягой залез прямо в стог и довольно попыхивая начал потихоньку прикладываться к фляге. В округе было спокойно, и Тромео окончательно расслабился и, как водится на пьяную голову, начал размышлять. Эх, к сожалению это была одна из главных его слабостей. В спокойном нетрезвом состоянии мозг его думать совсем не желал, а гадко и мерзко подсовывал картинки – воспоминания. Вот и сейчас трубка чуть не лопнула в руке от того, что Тромео снова увидел эти Глаза. Это был наихудший кошмар, самое ужасающее видение – выворачивающее всего целиком наизнанку и заставляющее его бездумно рвать, дробить, грызть, ломать все живое. Вернее всех живых….
…. Давным-давно, по молодости, Тромео ходил в завидных женихах своей деревни. Девки застенчиво хихикали и смотрели с украдкою. Это только потом Тромео понял, что означают все эти знаки женского внимания, а тогда просто глупо улыбался в ответ, ничего не понимая. Как водится долго все это не могло продолжаться и Тромео все таки втрескался в одну, почему то самую тихую и незаметную. Любовь не была безответной - эту пару частенько видели и закате у моря и на рассвете в слабых отблесках одинокого утреннего костра в лесу. Так в жизни каждого мужчины появляется самый первый осознанный смысл жизни – ответственность за не родственного тебе человека. Деревенские ухари обходили Тромео стороной, но пару раз, из за ночевок в лесу, ему приходилось разгонять стаи волков, которым любовь-морковь - все побоку – лишь бы пожрать. Один раз Тромео все таки перестарался – дорогу им перешел простой лось. Желая доказать своей суженой, что все ж я первый парень на деревне, Тромео выхватил кинжал и бросился вдогонку. Долго ждала его девица на тропе, не силах пошевелиться от страха. За кустами, судя по звукам шла война Богов и Демонов. Внезапно, наступила тишина – те мимолетные мгновения ей показались годами. Кусты зашевелились и на тропу упала голова. Голова огромного, ничего страшащегося Духа Леса увенчанная царской короной ветвистых рогов. Девица обмерла, она никак не могла отвести взгляд от глаз поверженного животного. Со спокойным укором взирали на нее очи мертвеца, говоря ей почти вслух: – «За что?!!». За спиной раздал шум и на тропу выкатился Тромео. «За что, за что, за что?, ЗА ЧТ…» посмотрев в глаза Тромео девица осеклась и замолчала. Там бушевало пламя, не ровный огонь очага, а безумные хаотичные всполохи адских плясок. Покрытый кровью с ног до головы, но ужасно довольный собой Тромео взял девушку за руки и сказал: -«Вот, что будет с каждым, кто перейдет нам дорогу на нашем жизненном пути. Пока я с тобой нам никто не страшен». Девица в ужасе вырвала руки и сделала несколько шагов назад. Споткнулась о голову лося и упала, когда же она вскочила – выглядела она также как и Тромео – как неумеха-мясник, который как известно, пачкает не только фартук. Спасло ее от помешательства природное оружие слабого пола – обморок - так что Тромео в тот день пришлось сделать две ходки в лес. Первую неся на плече слабо дергающееся нежное создание и упрямо волоча за собой трофей. И второй раз, собрав мужиков вытаскивая тушу лося. Не все были рады охотничьей удаче Тромео, один прямо так и заявил: - «Пошто убил, али голодаете, али погреба опустели и рыба ловиться перестала. Все не будет у нас теперь удачи в лесу….». Нестерпимо захотелось прервать этот поток неприятной словесности точным броском кинжала, но тогда он еще умел справляться со своими чувствами… После того раза больше девица на закатах с ним не сидела, но свадьба назначена и деваться уже было некуда. Тромео полагал :-«Стерпится – слюбиться, а плохое забудется.» Природная робость, а может просто вера в высшее светлое чувство не позволила нашей паре ощутить ту сладострастную близость до свадьбы. И вот тут то Тромео сплоховал….
На пирушке, посвященной чьему то дню нарождения народ разгулялся весьма и весьма сильно. Мед и самогон просто текли рекой, а от копченого мяса лося все же никто не сумел отказаться. Тромео умудрился основательно напиться, и в пьяном бреду учудить такое - от чего очень много людей впоследствии расставались с жизнями. У девицы была племянница - одногодка, как две капли воды на нее похожая, но только внешне. А так по характеру была вполне доступная деревенская курочка. Тромео пострадавшим своим зрением увидел, что : - «Во дела!!! Сегодня здороваться отказалась, а тут и сама юбкой машет» и попер на племянницу с вполне простыми намереньями. Намеренье было одно – найти сеновал поближе и стать мужчиной в самом пошлом смысле этого слова. К сожалению, она оказалась совсем не против и через пол часа вся деревня прибежала посмотреть на источник криков из сарая. Сделав дело Тромео бесстыдно откинулся на спину, с похабной ухмылкой созерцая собравшийся люд. И из массы деревенских рож он моментально выделил одно. Одно совсем тихое и незаметное. Но на этом любимом и обожаемом личике он увидел Глаза. Нет там не было гнева или пламени. Там был просто спокойный укор окончательно умершей любви. С криком он вскочил на ноги и растолкав всех, придерживая штаны, убежал в лес. Два дня его никто не видел, а третье утро люди нашли распятую племянницу на двери злополучного сарая. Голова ее лежала рядом, и пустыми глазницами смотрела в небо…..
Много времени прошло до того момента, как наш герой смог обрести некое душевное равновесие. Вернее много душ пришлось отправить к праотцам. Так постепенно, как говорили жрецы, выработалась зависимость. Страданьями других заглушать пожар в собственной душе. Тромео забыл слово любовь, но познал слово ненависть. Он забыл имя той девицы, но глаза – ее взгляд будут преследовать его до самой смерти…..
Stasenka
2 День. Вечер. Где-то в горах.

-Опять не то, опять не я. Хватит,тут нет места развернуться, ну поймите вы меня!! Здесь нет моего "я".
-Но здесь нет также и нашего...
-Вы же знаете что это за потеря, так зачем меня вести к этому же? Я свободная, я не хочу быть чем-то обременённой, это не для меня. по крайней мере пока. Я хочу помогать, что я могу сделать живя здесь? Я же ничего не вижу!! Мама, пойми ты меня, не плачь, пожалуйста, я вернусь...

Она стояла на крыльце, вся в слезах и смотрела мне в след, а я уносилась далеко к облакам, искать себя. Я знаю что ещё вернусь, но это будет не скоро, я чувствовала что нужна там, а не здесь. Верный друг преданно нёс меня туда, где есть моё "я", а я лишь наслаждалась ветром, его ласками. Подставляла лицо навстречу свободе!!!

Вдруг будто выключили свет. Лишь вдалеке поблескивали лучи уходящего солнца. Надо быо искать место для ночлега.

Я увидела горную вершину,искрящуюся в лучах заходящего солнца,она переливалась всеми цветами радуги...было очень красиво.. Я направила симурана к ней. Когда он приезмлился,я лихо спрыгнула чуть не упав,и пошла пройтись: Торри на меня смотрела не понимающе-или идти за мной или остаться на месте,подумав всё-таки решил идти со мной.
Вершина представляла из себя площадку не понятной формы,более напоминающую какой-то замысловатый многоугольник...по краям были резкие обрывы...ближе к центу этого многоульника находилось небольшое озерцо... Самое странное-на такой высоте оно не замёрзло...и вообще странно как оно здесь оказалось. Нету ни одной щёлочки из которой бы могла поступать постоянно вода-чтобы озеро не замерзало. Я подошла к воде,потрогала...нежно голубая,почти прозрачная, сковзь толщу было видно что озеро достаточно глубокое... вода на удивление была тёплой,я разделась,хоть и было очень холодна- Торран смотрел на меня с нексрываемым удивлением и тихонько поскуливал...я улыбнулась,и..окунулась в воду.........
...........Всю боль,весь страх сняло как рукой...я ощутила себя новым человеком,мне стало легко и светло...
-Торри,мы прилетим сюда ещё раз...ещё не один раз...
Я плавала,наслаждаясь какой-то особенной свободой,мысли пришли в порядок. Торри смотрел как я играюсь в воде и кажется даже улыбался,игриво тявкал....
......Я всё поняла для себя,я знаю чего хочу дальше,что мне нужно....
Зарывшись с носом в шерсть симурана я сладко уснула...
Lorelea
2 день.
Костер потрескивал и вздымал к темнеющему небу искры. Языки пламени обманчиво-медлительно изгибались в завораживающем танце. Ни одно движение не походило на другое, огонь махал рукавами, звал заглянуть еще глубже в самое свое сердце. Я любила огонь и тепло, которое он давал.

Однажды мы с бабушкой летом жгли священный огромный костер, распевая песни, могучие по силе, обращенные к самому светлому солнцу. Когда костер прогорел, остались пылающие угли. Бабушка брала их руками, разбрасывала, выложив в виде черно-красного круга, по которому прошла босыми ступнями, остановилась прямо в середине и улыбнулась мне. Потом протянула ко мне руки и сказала:
- Иди ко мне, Ягуша, не бойся.
Я ступила ногой на сочащийся жаром уголь и не почуствовала боли, а только спокойствие и тепло.

Воспоминание было приятным, я ковырялась веточкой в костре и улыбалась собственным мыслям. К ночи утихал ветер, смолкали дневные певцы. Исподняя рубаха не сильно защищала от вечерней прохлады, но я привычная к холодам, а одежа еще не просохла. Тут в голове снова появился наш с Бродягой пойманный сегван. Я повернула голову в его сторону: лицо, будто высеченное из камня, высокий лоб, прямой хищный нос. Под глазами пролегли тени, рядом с губами обозначились горькие складки. Костер отбрасывал на него пляшущие тени, мне помнилось - не дышит! Я подхватилась, бухнулась на колени рядом, поднесла к лицу сегвана былинку. Та, как положено, отклонилась при выдохе. Я утерла взмокший лоб и сердито подумала, чего перепугалась-то? И пошла ломать еловые лапы, чтобы устроить настил на ночь, дождя сегодня не будет, так что можно о навесе не думать. А идти ночью в деревню к сегванам точно не след, я ж как будто знала!
-И что меня дернуло? - бормотала я сердито, пока ломала упругие ветви ели. Потом повинилась перед обобранным деревом и, схватив пушистый лапник в охапку, пошла на свет моего костерка. Раздражение не уходило и, недоходя до освещенной полянки, я бухнулась на мягкий лесной мох, вцепилась в него руками и слезы соленые закапали на брошенные ветки, зло жгли глаза. А от чего плакала, я не знала.
Danmer
1 День. Ближе к вечеру. Земли веннов к северу от нижнего течения Святыни. Лес.

Брат уже устал идти... Мы заходили всё дальше и дальше, и, казалось, лесу так и не будет предела...
Не сказать, чтобы охота была неудачной... Три куропатки, одна лисица да два зайца... Двух куропаток и зайца подстрелил Святомир... Я только радовался... Мы давно не были на охоте, всё натаскивал его дома...
Теперь гляжу - не пропадёт наука... если вдруг что придётся его оставить хозяйство держать...
Всё деду подмога да матери опора...
Я отогнал лишние мысли и вновь подумал о том, что пора бы уже и развернутся...
Да и Святомир тоже был только за... Настрелянного зверья нам хватит надолго. Вроде и не с пустыми руками возвращались.
- Пойдём домой, - устало сказал я наконец, - похоже, сегодня нам больше уже никого не подстрелить...
Святомир был рад... Так же почти, как и тогда, когда я позвал его на эту охоту... Для него это пока как забава, которая быстро наскучивает... Не то, что для меня...
Ну да всё со временем устроится...
Я развернулся и вновь пошёл впереди... На этот раз, обычным шагом, не крадучись, вернув лук в налуч и убрав стрелу в тул... Теперь уже охота кончилась...
Мы шли давно заброшенной лесной тропой (хотя я её знал лучше, чем все дороги у нас в деревне) обратно, когда сбоку я приметил поляну... Лесные деревья там расступались и лесная густая трава, подставляя тонкие стебли закатному солнцу, так и лоснилась под лёгким вечерним ветерком...
И как это я раньше не замечал этой поляны??? Просто прекрасное метсо... Наверняка, недалеко ещё и ручей имеется...
"Вот в таких местах обычно и случаются чудеса" - подумал я.
Брату я ничего не сказал... Раз он сам не заметил...
Надо будет потом одному прийти на эту поляну...
Да цветов насобирать, да Любаве их подарить... Вон какие растут там, у края поляны...

Тем временем тропа уже почти вывела нас из лесу и я не стал поворачивать голову, чтобы ещё раз взглянуть на это место... Я хотел сюда ещё раз вернутся...
Kerielle
2 день. Поздний вечер
Плохо, всё плохо...Я ничком лежала на траве, Ягая не стала больше мне ничего предлагать, отошла, костёр развела вроде как...Зачем я их убивала, зачем парня тяжеленного несла, из сил выбиваясь? Нет ответа на вопросы...А ведь они придут, придут мстить с того света...а я должна их встретить с мечами в руках. Это страшно, очень страшно. Я вспомнила, как это у меня случалось в первый раз. Надеялась, верила что не придёт, ан нет пришёл. Тот убитый был насильником и убийцей, поэтомя и был труп полуразложившийся...Я мотнула головой, отгоняя сон и мысли, попробовала встать. Не получилось.
Костерок мирно потрескивал, сегван спал, Ягая вроде как тоже, а я боролась сама с собой, пытаясь заставить повиноваться непослушное тело.
Hyster
2ая ночь. По дороге к Галираду

Усталый южный ветер лениво шевелил верхушки деревьев. Ночь мягко по-кошачьи наступала на лес. Потихоньку наступая пушистыми лапками сумерек и неторопливо вынимая когти кромешной темноты. Сегодня она обещала быть безлунной и облачной, так что все живое пряталось в самые дальние закоулки и укрытия. Наставало время хищников. Время мести умерших, время расплаты за свои самые страшные прегрешения. Сегодня убиенные звали своих палачей в свой новый мир. Полное безмолвие опустилось на безымянную делянку. Тромео в припадке успел раскидать весь стог по всей делянке и сейчас лежал на спине бездумно сжимая зубами случайную деревяшку. Тихо всхлипывая он снова и снова убивал Духа леса, наслаждался с племянницей возлюбленной и прятался от Глаз. В своих видениях он убегал от этого взгляда по лесной тропе, а весь мир на расстоянии 3 шагов с сзади него сгорал и рушился в бездну. Бездну суда любви и невинной крови. Каждый раз убежать ему не удавалось, каждый раз он спотыкался о невидимый корень, падал на спину и закрывая глаза чувствовал как загораются его лицо, тлеют его волосы. Рот расходился в немом крике отчаяния и пламя проникало внутрь . Каждый раз пламени его сердца не хватало в противоборстве с этим огнем. Хладнокровными бывают не только гады ползучие и ящерицы – самым хладнокровным может быть только человек. Тромео с каждой причиненной кому то болью, душевной ли или физической постигал все более дальний порог отчуждения души. Пламя его сердца было ледяным, глаза не выражали ничего и не было такого людского страдания, которое тронуло бы Тромео. Только одно….или только одна…..АААААААА!!!!!
Делянку огласил истошный вопль, Тромео сел и, примерно, минут пятнадцать приходил в себя. Руки- ноги затекли, губа прокушена, а в голове полный разгром. Осознав все это, Тромео, сначала убедившись, что Глаз поблизости точно нету, начал растирать ноги. Встав на землю и скептично осмотревшись, он посмотрел на небо...
Lecovik
2 Сутки. Лес.
Эх, хорошо день начался. Как же хорошо просыпаться в лесу под песни птиц и стрекотание белок. Я направлялся в гости к Снегирям по приглашению их большухи. Наскоро перекусив, отправился в путь. Путь предстоял не близкий, не мне не впервой. Как раз к началу вечера приду к Снегирям. А там как раз все работы уже закончатся. Детям гостинцы раздам. Женщинам и мужчинам тоже подарки есть. Не люблю с пустыми руками в гости приходить. Хорошо идти по лесу. Птицы поют, пчёлы жужжат. Стоп пчёлы, точно пойду мёду немного у них возьму. Найдя улей в большом дупле дуба. Я развёл небольшой дымный костерок. Объяснил пчелам, что много мёда не возьму. После чего окурил дымом самых настойчивых защитников улья. Взял немного сот, сложил их в туесок берестяной. Затушил костерок, поблагодарил пчёл и отправился дальше своей дорогой. Какие же хорошие места у Снегирей. А рябины сколько. Вот зимой птицам будет раздолье. Не от тог ли Снегири здесь поселились, что рябины здесь много. За раздумьями я не забывал прислушиваться по своей извечной привычке лесного жителя. И потому заблаговременно услышал, что кто продвигается по лесу. Заинтересовавшись, я решил посмотреть, кто это там ходит. Двигаясь на звук шагов (нужно сказать, что шли люди, явно привыкшие и умеющие ходить по лесу) я продвигался в сторону топей. Наконец подойдя, я увидел 2 девушек, одного паренька сегванна, и крупного волка с черной маской на морде. Паренек был ранен, а точнее погрызен и, похоже, тем самым волком, который лежал возле одной из девушек. Эта девушка была венкой и, судя потому что волк, явно определял её как хозяйку, я понял, что она из рода Волков. Но знаков рода на ней не было. Вторая девушка с белоснежными волосами была сегванкой и она занималась оказанием помощи погрызенному парню сегвану. Судя по тому, как оказывалась помощь, эта девушка была ведуньей. Странная компания. Наверное, стоит за ними последить. Я подобрался как можно ближе (так чтобы волк меня не учуял). И стал наблюдать и слушать. Вот сегванка предложила хозяйке волка корешки, но та отказалась и сказала, что духи придут мстить. Так понятно, похоже, они кого-то убили. Сегванка сходила, наломала лапника себе на ночлег. Упала на него и расплакалась от чего-то. И потихоньку заснула. Сегван тоже спал, видно сознание потерял сначала, а потом беспамятсво перешло в сон. Но венка не спала хм, похоже, она очень сильно вымоталась и очень боится прихода душ. Да в таком состоянии она им противостоять не сможет, да еще и раненный паренек у неё на руках. Эх была не была, помогу им чем смогу. Во-первых, души отважу, ну а во-вторых, видно будет. Со словами: «Не бойся они не придут» - я вышел на поляну…..
Kerielle
2 день. Поздний вечер
"Ох, явно не удасться мне быть в норме через три дня - досадливо подумала я после очередной безуспешной попытки встать. - Как я с духами бороться буду?"
-Не бойся они не придут - спокойный голос откуда-то справа, как будто ответил на мои мысли. Мужчина примерно моего возраста, тоже венн. Странно, что Чернец не поднял тревогу.
-Почему ты думаешь, что они не придут? - немного удивлённо спросила я.
Lecovik
2 День. Поздний вечер.
- Потому что я им не повозволю. - Ответил я. Немного странно было то что она только удивилась, но не испугалась меня. Хотя ну и ладно, я и не собирался ни кого пугать. Волк вот он явно не понял, как это я подошел, да так что он меня не то что не услышал, а даже не почуял. Он даже подошёл поближе, чтобы меня лучше разнюхать. Я дал ему яблоко. Он взял осторожно и захрумкал сначала не уверено, но когда распробовал, съел целиком. Проверил, нет ли добавки лизнул руку и отошёл к хозяйке.
- Да не очень хорошее место вы выбрали. Болото, да еще и ельник рядом. - Говоря это, я взял свой топорик и, подкинув в костёр специальный сбор, очертил полянку тремя кругами. При этом я обращался к Богу Повелителю Грозы. Я не был уверен в том, услышит ли он меня, но я всю душу свою вложил в эту молитву. И судя потому что вдалеке раздался звук грома, я был услышан.
Lorelea
2 день. Поздний вечер.
Измученная душа, вылившись слезами, успокоилась, и я не заметила, как уснула. Однако и сон не принес мне облегчения.
Я шла по потемкам посреди топи, с трудом перепрыгивала с кочки на кочку, оскальзывалась. Я точно знала, что мне нужно успеть что-то, но так же холодило осознание того, что все мои попытки безуспешны. Было очень холодно, пальцы сводило, босые ноги тревожили изморозь на болотной траве. Так в ответ зло резала и колола. Вот уже и кровавые следы остаются там, куда я наступала. Темные провалы, затянутые стоячей водой смотрели чернотой, следили за моими движениями, сковывали их страхом. Передо мной расстилался камыш, целый лес из высоченного камыша. Я раздвинула руками эти заросли и погрузилась в неясный угрожающий шелест, вокруг еще больше потемнело. Ноги проваливались по колени в топкую жижу. Чем дальше я заходила, тем выше поднималась эта жидкая грязь и вот уже я бреду в ней по шею, все надеясь что-то успеть, дыхания не хватает. Вот уже глаза застилает чернота, болото забирает меня, надежды нет. Из последних сил рванулась и услышала раскат грома вдалеке.
Открыла глаза в темноту почти ночного неба. Звезды уже посеребрили его, а громовой раскат, тем не менее, все же ясно слышался наяву. Вокруг тревожно качались древние ели. Странно, дождя сегодня я не чувствовала. На меня снова набросились тяжкие мысли о сожженной деревне Снегирей, о собственной невольной причастности к этому горю, о крови того сегванского воина, что пал от моей руки. Сколько смертей в один день и самое главное, что это только начало. Беспокойство леса передавалось мне тоской. Лес не желал непотребств, он хотел избавиться от людей, нарушающих его Правду. Шептал мне ветром, жаловался на то, что его топчут, оскверняют черные люди. От костра пахнуло занятным сбором трав, я села и тут же увидела, что компания наша увеличилась на одного мужчину, а точнее, волхва. Вот так гость! Он только что закончил молиться и теперь, услышав мое движение, повернулся ко мне.
- Здравствуй, волхв. - я встала с намерением сходить попить воды из ближайшего ключа.
Lecovik
2 День. Поздний вечер.

Ну коли я услышан был. Значит и вправду всё будет хорошо.
- Здравствуй, волхв. - Услышал я. Это ведунья проснулась. Да уж ведунья ошиблась ты. Ну какой же из меня волхв, мне еще многому научится нужно. Ученик я ещё.
- Обозналась ты ведунья. Не волхв я. - сказал я усмехнувшись.
- Может и обозналась. - хитро улыбнувшись ответсвовала она.
- Ты вроде за водой направлялась, вот держи чтобы из круга не выходить. - и я передал ей свою флягу с водой родниковой. - Меня люди Лесовиком прозвали. У вас как я погляжу день тяжёлый был. Вам отдых нужен так что ложитесь, поспите. Я вас постерегу. А Чернец меня постережёт, чтобы вы не нервничали. Утро вечера мудренее.
Kerielle
2 День. Поздний вечер.
Так значит этот парень волхв, хотя и отнекивается от этого. Странный же гость пришёл к нашему костру.
-Откуда ты знаешь имя моего волка, добрый человек? - подозрительно осведомилась я. Первый раз вижу, чтобы Чернец назвал своё истинное имя незнакомцу. - Меня можешь называть Бродягой.
Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, пройдите по ссылке.
Форум IP.Board © 2001-2019 IPS, Inc.