Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия этой страницы: Любимые поэты/стихи =)
Мария Семёнова | Творчество писательницы > Библиотека немеркнущего Силиона > Литература
Страницы: 1, 2, 3
Метель
Замечательный писатель-фантаст Андрей Белянин пишет такие стихи, что просто мурашки по коже. Вот одно из любимых.

Мой прекрасный палач... Я сейчас непослушная жертва,
Никакими тисками нельзя удержать мою страсть.
Пусть безносая Смерть направляет горячее жерло,-
Есть другая и более, более высшая власть!
Мой прекрасный палач... Что вы можете взять, кроме боли?
Изощрённости женщин ещё не положен порог...
Мерно капает кровь, но поверьте, что будь в моей воле,
Я бы сам вам помог, сунув ногу в "испанский сапог".
Мой прекрасный палач... Ваши сладостно-нежные руки
Остужают огонь. Я готов на всё это, но лишь...
Невозможно так долго кричать от тоски и разлуки,
Ожидая разрыва горящих страданием мышц.
Мой прекрасный палач... Моя вера, любовь и надежда.
Почему нам четыре коротких, обрывочных дня
Отпустила судьба? Если кожа ползет, как одежда,
Вниз с ободранных плеч и вконец обнажает меня...
Мой прекрасный палач... Обозначив закат на рассвете,
Мне осталось недолго в мучительном свете бродить.
Головою отрубленной, падая, сладко отметить
Роковой поцелуй на твоей вдохновенной груди...


Потрясающая песня потрясающей группы Флёр

для того, кто умел верить

Вместе с запахом выжженых
Солнцем полей,
Тёмной птицею в сердце
Входит новая осень.
Ты плетёшь свой венок
Из траурных лент,
Из увядших цветов
И почерневших колосьев.
Но кто знает, чем обернутся
Холода и потери
Для того, кто умел верить?
И кто знает, когда над водою
Взойдёт голубая звезда
Для того, кто умел ждать?

Тебе больно идти,
Тебе трудно дышать,
У тебя вместо сердца
Открытая рана.
Но ты всё-таки делаешь
Ещё один шаг
Сквозь полынь и терновник
К небесам долгожданным.
И однажды проснутся все ангелы
И откроются двери
Для того, кто умел верить.
И ненастным январским утром
В горах расцветет миндаль
Для того, кто умел ждать.

Гнётся вереск к земле,
Потемнел горизонт,
Облака тяжелеют,
В них все меньше просветов.
Ты сидишь на холме
Неподвижно, безмолвно.
Все слова уже сказаны,
Все песни допеты.
Но я знаю, найдутся ключи
И откроются двери
Для того, кто умел верить.
И над тёмными водами мрака
Взойдёт голубая звезда
Для того, кто умел ждать.

Обречённо скользит
Одинокая лодка
Сквозь холодные воды
Бесконечной печали.
Только небу известно
Всё о нашем сиротстве
И о боли, что связана
Клятвой молчания.
Где-то есть острова утешения
И спасительный берег
Для того, кто умел верить.
Там рождаются новые звёзды
И в горах расцветает миндаль
Для того, кто умел ждать.
Метель
Улитка (Андрей Усачев)

Дождик лил как из ведра.
Я открыл калитку
И увидел средь двора
Глупую Улитку.

Говорю ей: - Посмотри!
Ты ведь мокнешь в луже...
А она мне изнутри:
Это ведь снаружи!

А внутри меня весна,
День стоит чудесный! -
Отвечала мне она
Из скорлупки тесной.

Говорю: - Повсюду мрак...
Hе спастись от стужи!
А она в ответ: - Пустяк.
Это ведь снаружи!

А внутри меня уют:
Расцветают розы,
Птицы дивные поют
И блестят стрекозы!

Что ж, сиди сама с собой! -
Я сказал с улыбкой
И простился со смешной
Глупенькой Улиткой...

Дождь закончился давно.
Солнце - на полмира...
А внутри меня темно,
Холодно и сыро.
Метель
Рыжий город, теплый вечер,
Солнце трогает за плечи,
Тихо шепчет листопад…
Я иду к тебе навстречу,
Я всю жизнь мечтал, что встречу,
Этот ясный синий взгляд.

Мы с тобой две половинки
Богом порванной картинки,
То ли в шутку – то ль со зла.
Но сошлись на миг тропинки,
И удача без запинки
Нас лицом к лицу свела.

Улыбнешься - я отвечу,
За мгновенье – и на вечность
Мы друг друга обрели...
…Мы с тобою шли навстречу,
Мы так ждали этой встречи…
Не узнали – и прошли.


Ольга Громыко
Настёна из рода Вороны
В седину – висок.
В колею – солдат,
- Небо! – морем в тебя окрашиваюсь.
Как на каждый слог
Что на тайный взгляд
Оборачиваюсь,
Охорашиваюсь.

В перестрелку – скиф,
В христопляску – хлыст,
- Море! – небом в тебя отваживаюсь,
Как на каждый стих –
Что на тайный свист
Останавливаюсь.
Настораживаюсь.

В каждой строчке: стой!
В каждой точке – клад.
- Око! – светом в тебя расслаиваюсь,
Расхожусь. Тоской
На гитарный лад
Перестраиваюсь,
Перекраиваюсь.

Не в пуху – в пере
Лебедином – брак!
Браки розные есть, разные есть!
Как на знак тире –
Что на тайный знак
Брови вздрагивают –
Заподазриваешь?

Не в чаю спитом
Славы – дух мой креп.
И казна моя – немалая есть!
Под твоим перстом –
Что Господень хлеб,
Перемалываюсь,
Переламываюсь.
© Марина Цветаева


На это стихотворение есть ещё песня группы АЗЪ(кто знает)
Lecovik
Нашел вот такие стихи очень понравились и решил вот выложить.

Котёнок

Когда во дворе появился котёнок —
Белей, чем на белом снегу молоко, —
Мы все, от бульдогов до важных болонок,
Немедля утратили сон и покой.

«Не смей подходить!..» — завизжала левретка.
Огромный мастиф посулился, что съест.
Свирепый кавказец на верхнюю ветку
Едва за котёнком с разгону не влез.

«Не тронь наши миски! — ворчали овчарки. —
Ещё раз увидим — пеняй на себя!»
И даже дворняга в сердцах из-под арки
Брехала, замшелую кость теребя.

Котёнка облаивал пудель весёлый,
Он лаек-охотниц тревожил во сне...
«Я, может, и добрая, — фыркала колли, —
Но лучше, приятель, не суйся ко мне!»

Ротвейлер с работы притопал устало:
Всю ночь сторожил в магазине меха.
Котёнка увидев, клыки показал он
И коротко рыкнул: «Уйди от греха!»

Но тот же ротвейлер на помощь сорвался,
А с ним и последний безродный барбос,
Как только за нашим котёнком погнался
Какой-то чужой невоспитанный пёс!

За пятку схватила обидчика такса,
За шкирку злодея тряхнул азиат:
«А ну, поживей со двора выметайся!
Ты нам тут, любезный, не брат и не сват!»

От лая трещали в ушах перепонки,
Врага кобели помножали на нуль,
А колли в углу утешала котёнка,
И шёрстку вылизывал рыжий питбуль...

...Сегодня засыпало снегом дорожки,
Но вы не ленитесь к нам в гости зайти —
Взглянуть на красивую белую кошку,
Что спит у кавказца в мохнатой шерсти.

Она из любой угощается миски,
Собачьих носов не боясь никогда.
А кто зарычит или гавкнет на киску,
Тот живо забудет дорогу сюда

************************************

Один был громаден, другой был мал.
Тот чёрен, а этот — бел.
Один уже всё о жизни узнал.
Другой — узнать не успел.

Состарился пёс — хранитель двора,
Утратил прежнюю прыть.
Подумал хозяин: пришла пора
Юнца на смену купить.

Пошёл на базар и принёс щенка:
«Воспитывай, куцый хвост.
Чтоб мог возле печки ты греть бока,
Ему передав свой пост!»

Малыш подружился со стариком
Природной семьи тесней.
И очень способным учеником
Себя показал к весне.

За домом растаял последний снег,
Когда на хозяйский двор
Вломился чужой и злой человек,
В руке он держал топор.

«Тебя не пущу к родному крыльцу!..» —
Послышался лай щенка.
Но много ль такому надо бойцу?
Вполне хватило пинка...

И всё же не даром короткий миг
Держался его заслон.
Сорвавшись с цепи, налетел старик,
Он всё ещё был силён.

Хоть старость затмила его зрачки,
Умерила резвость ног,
На горле врага сомкнулись клыки —
Топор уже не помог...

Вот так и ушли в тот же день и час,
На соловьиной заре:
Старик на крылечке тихо угас,
Малыш уснул во дворе.

Один был громаден, другой был мал.
Тот чёрен, а этот — бел.
Один уже всё о жизни узнал.
Другой — узнать не успел.

Немало воды утекло с тех пор,
Но люди навряд ли лгут:
По-прежнему крепко стоит тот двор.
Два пса его берегут.

**********************************************

Железный старый пёс, могучая дворняга,
Он знает эту жизнь и вдоль и поперёк.
Бродяжничал, болел, под чьей-то дверью плакал...
Теперь в хозяйском джипе — заслуженный ездок.

Качается старик на кожаных подушках,
Глядит, как убегает дороги полоса.
Он был уже не юн, когда в собачью душу
Впервые заглянули те самые глаза.

Он ради них забыл дикарские повадки,
Ведь стоил всех запретов уютный новый дом,
И даже не страшна учебная площадка,
Где ватный человек размахивал ножом.

Дипломы на стене — как мастера картины,
Постигнуто такое, чему не научить:
Поджавши хвост бежал здоровый кобелина,
Какими-то врагами натравленный в ночи.

А сколько было тех, кто миром разминуться
Предпочитал, для боя отваги не найдя...
На прожитую жизнь не стыдно оглянуться
Под говорок мотора, под мерный шум дождя.

Он шёл без поводка, к нему бежали дети,
И то, что он не тронет, все знали наперёд.
А он шагал с одним-единственным на свете
Любимым человеком, и знал, зачем живёт.

Железный старый пёс, прошедший все науки,
С хозяином пустился в дорогу от крыльца.
Он едет выбирать молоденького внука,
Чтоб сделать из мальчишки такого же бойца.

Ему он посвятит всех дней своих мгновенья,
Затем, чтобы однажды, покорствуя судьбе,
В счастливые луга уйти без сожаленья,
Хозяина доверив подобному себе.

Ну а пока он дремлет под ровный гул мотора
Да смотрит, как пейзажи меняются вокруг...
Молюсь, чтоб от меня ты ушёл ещё не скоро,
Свирепый старый воин, мой самый лучший друг...
Азарика
Леонид Филатов (многие помнят его по сказке "Про Федота-стрельца,удалого молодца") писал прекрасные стихи-как "для себя",так и песни для спекталей.Выложу пару.

Песенка о мистификаторах.(из песен к спектаклю "Театр Клары Газуль")

Мир привык менять одежду,
Что ни день-уже в другой,
Так что нет различий между
Господином и слугой.

Показал толпе бумагу,
Где печать и вензеля,
И,глядишь,тебя,бродягу,
Все сочли за короля.

Пропустил стаканчик лишку,
Покуражился слегка,
И,глядишь,тебя,трусишку,
Все сочли за смельчака.

Изменил хотя бы просто
Выражение лица,
И,глядишь,тебя,прохвоста,
Все сочли за мудреца.

Но,подняв бокал кларета,
Скажем добрые слова
В адрес тех,кто делал это
Только ради озорства.

Кто,служа перу и кисти,
В мире пестрой мишуры
Не знавал иной корысти,
Кроме радости игры.

Кто,-блефуя всенародно,
Потешаясь над толпой,
Притворяясь кем угодно,-
Был всегда самим собой!..

- - -

Песенка об игре (к кинофильму "Трест,который лопнул")

Все мы в детстве во что-то играли,
Все мы толк понимали в игре,-
Кто-то гаммы играл на рояле,
Кто-то с кошкой играл во дворе.

Мы слегка подросли,но поди ж ты!-
В наших играх все тот же азарт,-
Мы играем в кино и на бирже,
Мы играем в войну и в бильярд.

Столько игр на земле настоящих,
Что не знаешь,какую избрать!..
Только жаль,что однажды и в ящик
Нам придется уныло сыграть.

Ну так что ж,мы свое отыграли,
Пусть другие приступят к игре -
Кто-то станет бренчать на рояле,
Кто-то кошку гонять на дворе...

- - -

Человек начал говорить

...А началом явился испуг
От нечаянно хрустнувшей ветки..
И дремучий немыслимый звук
Шевельнулся тогда в человеке...

Человек начинал говорить!..
И,не в силах бороться с икусом,
Обнаружил великую прыть
В овладении этим искусством.

Он придумывал тысячи тем,
Упиваясь минутным реваншем.
Говори-и-ить!-А о чем и зачем-
Человеку казалось не важным.

Он смолкал по ночам,но и тут-
Что не утро-в поту просыпаясь,
Он пугался безмолвных минут
И ничем не заполненных пауз.

Но однажды случилась беда:
Он влюбился,и смолк в восхищеньи...
И к нему снизошла немота-
И свершила обряд очищенья.

Он притих,и разгладил чело,
И до боли почувствовал снова
То мгновение,после чего
Станет страшно за первое слово..



Потом еще выложу,когда найду...Нравится очень..
Азарика
Еще 2.Последние два,больше выкладывать не буду!)Всё,что больше всего понравилось...
Он же,Филатов.

Баллада о началах

Несложен мир.Совсем несложен.
Мир прост.Он в принципе таков,
Что может быть легко разложен
На мудрецов и простаков.

Мы-простаки.Мы в жизнь бежим.
Мы верим в хлеб,любовь и в книги.
И не подсчитываем миги,
Что составляют нашу жизнь.

И год как день...И день как миг.
Мы жмем сквозь беды и невзгоды
И экономим чьи-то годы
За счет непрожитых своих.

А мудрецы глазеют вслед,
Их жизнь скупа и неразменна-
В ней ни рассвета,ни разбега,
Ни взлета ни паденья нет.

Жизнелюбивы и юны,
Они хохочут,как Фальстафы,
Но их начала,как фальстарты,-
Однообразны и скучны.

Не знать бессонниц.Пить до дна.
И жить,сомненьями не мучась.
Неужто это все же мудрость?
Неужто все-таки она?..

- - -

Копромисс

Я себя проверяю на крепость:
Компромиссы-какая напасть!
Я себя осаждаю,как крепость,
И никак не решаюсь напасть.

Не решаюсь.Боюсь.Проверяю.
Вычисляю,тревожно сопя,
Сколько пороху и провианту
Заготовил я против себя.

Но однажды из страшных орудий
Я пальну по себе самому,
Но однажды,слепой и орущий,
Задохнусь в непроглядном дыму...

И пойму,что солдаты побиты,
И узнаю,что проигран бой,
И умру от сознанья победы
Над неверным самим же собой...
Really
Азарика, спасибо за Филатовские стихи, я раньш только более крупное у него читала..
Особенно порадовали Баллада о началах и Песенка о мистификаторах.
Азарика
Перенесены сюда все посты из "текстов песен и стихов",содержащие непосредественно стихи.Думаю,что это все же немного разные вещи,и смешивать их не стоит =)
Тому,кто пишет первый раз - любите ли Вы поэзию вообще?Кого из поэтов любите больше,почему именно его?
Обсуждаем =)

P.S. Любимым стихам место именно ЗДЕСЬ ;-)
Fodien
Метель, спасибо за тему. И огромное спасибо за Флёр. Когда я слушаю эту песню, у меня внутри всё переворачиватся...

Мне очень нравится Федерико Гарсия Лорка. Например, вот это:

* * *
Земля и небо,
извечный угол.
(А биссектрисой
пусть ветер будет.)

Дорога и небо,
гигантский угол.
(А биссектрисой
желанье будет.)



Спасибо Зарьке =))
Вэйла
спасибо за такую прекрасную тему!


одно из моих любимых у Бродского

Пилигримы
"Мои мечты и чувства в сотый раз
Идут к тебе дорогой пилигримов"
В. Шекспир

Мимо ристалищ, капищ,
мимо храмов и баров,
мимо шикарных кладбищ,
мимо больших базаров,
мира и горя мимо,
мимо Мекки и Рима,
синим солнцем палимы,
идут по земле пилигримы.
Увечны они, горбаты,
голодны, полуодеты,
глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета.
За ними поют пустыни,
вспыхивают зарницы,
звезды горят над ними,
и хрипло кричат им птицы:
что мир останется прежним,
да, останется прежним,
ослепительно снежным,
и сомнительно нежным,
мир останется лживым,
мир останется вечным,
может быть, постижимым,
но все-таки бесконечным.
И, значит, не будет толка
от веры в себя да в Бога.
...И, значит, остались только
иллюзия и дорога.
И быть над землей закатам,
и быть над землей рассветам.
Удобрить ее солдатам.
Одобрить ее поэтам.
______________________________________________________

Воротишься на родину. Ну что ж.
Гляди вокруг, кому еще ты нужен,
кому теперь в друзья ты попадешь?
Воротишься, купи себе на ужин

какого-нибудь сладкого вина,
смотри в окно и думай понемногу:
во всем твоя одна, твоя вина,
и хорошо. Спасибо. Слава Богу.

Как хорошо, что некого винить,
как хорошо, что ты никем не связан,
как хорошо, что до смерти любить
тебя никто на свете не обязан.

Как хорошо, что никогда во тьму
ничья рука тебя не провожала,
как хорошо на свете одному
идти пешком с шумящего вокзала.

Как хорошо, на родину спеша,
поймать себя в словах неоткровенных
и вдруг понять, как медленно душа
заботится о новых переменах.

hopScotch
Николай Гумилев
ВОЛШЕБНАЯ СКРИПКА


Милый мальчик, ты так весел, так светла твоя улыбка,
Не проси об этом счастье, отравляющем миры,
Ты не знаешь, ты не знаешь, что такое эта скрипка,
Что такое темный ужас начинателя игры!

Тот, кто взял ее однажды в повелительные руки,
У того исчез навеки безмятежный свет очей,
Духи ада любят слушать эти царственные звуки,
Бродят бешеные волки по дороге скрипачей.

Надо вечно петь и плакать этим струнам, звонким струнам,
Вечно должен биться, виться обезумевший смычок,
И под солнцем, и под вьюгой; под белеющим буруном,
И когда пылает запад и когда горит восток.

Ты устанешь и замедлишь, и на миг прервется пенье,
И уж ты не сможешь крикнуть, шевельнуться и вздохнуть, -
Тотчас бешеные волки в кровожадном исступленьи
В горло вцепятся зубами, встанут лапами на грудь.

Ты поймешь тогда, как злобно насмеялось все, что пело,
В очи, глянет запоздалый, но властительный испуг.
И тоскливый смертный холод обовьет, как тканью, тело,
И невеста зарыдает, и задумается друг.

Мальчик, дальше! Здесь не встретишь ни веселья, ни сокровищ!
Но я вижу - ты смеешься, эти взоры - два луча.
На, владей волшебной скрипкой, посмотри в глаза чудовищ
И погибни славной смертью, страшной смертью скрипача!
Бэнши
Молодцы, что темы разделили. Стихи - к стихам, песни - к песням, мухи - к мухам, котлеты - к котлетам biggrin.gif

Моё любимое стихотворение у Байрона, да и вообще, наверное, любимое (но именно в этом переводе, т.к. есть ещё один, но ИМХО неудачный):

Стансы к Августе

Когда время мое миновало
И звезда закатилась моя,
Недочетов лишь ты не искала
И ошибкам моим не судья.

Не пугают тебя передряги,
И любовью, которой черты
Столько раз доверял я бумаге,
Остаешься мне в жизни лишь ты.

Оттого-то, когда мне в дорогу
Шлет природа улыбку свою,
Я в привете не чую подлога
И в улыбке тебя узнаю.

Когда ж вихри с пучиной воюют,
Точно души в изгнанье скорбя,
Тем-то волны меня и волнуют,
Что несут меня прочь от тебя.

И хоть рухнула счастья твердыня
И обломки надежды на дне,
Все равно: и в тоске и унынье
Не бывать их невольником мне.

Сколько б бед ни нашло отовсюду,
Растеряюсь — найдусь через миг,
Истомлюсь — но себя не забуду,
Потому что я твой, а не их.

Ты из смертных, и ты не лукава,
Ты из женщин, но им не чета.
Ты любовь не считаешь забавой,
И тебя не страшит клевета.

Ты от слова не ступишь ни шагу,
Ты в отъезде — разлуки как нет,
Ты на страже, но дружбе во благо,
Ты беспечна, но свету во вред.

Я ничуть его низко не ставлю,
Но в борьбе одного против всех
Навлекать на себя его травлю
Так же глупо, как верить в успех.

Слишком поздно узнав ему цену,
Излечился я от слепоты:
Мало даже утраты вселенной,
Если в горе наградою — ты.

Гибель прошлого, все уничтожа,
Кое в чем принесла торжество:
То, что было всего мне дороже,
По заслугам дороже всего.

Есть в пустыне родник, чтоб напиться,
Деревцо есть на лысом горбе,
В одиночестве певчая птица
Целый день мне поет о тебе.
ЛЕЛЬКА
Я не знаю, кто написал это стихотворение, но оно меня зацепило. Мне лет 10 было, когда я его прочитала.

С прохожих ветер шляпы рвал,
И холодом дышали лужи.
И он, заморыш, понимал,
Что никому совсем не нужен.

В последнем шансе бытия,
От ног к ногам перебегая,
Кошачье плакало дитя,
Себя всем встречным предлагая.

Но топал мимо пестрый люд,
И человеческие ноги,
Спеша домой в тепло, в уют,
Его пинали:прочь с дороги!

"Смотри, котенок!Весь промок!
Он в луже, мамочка, утонет!"
Охрипший, стынущий комок,
Схватили детские ладони.

Его запазуху в момент
Девчушка властно водворила.
Так был исчерпан инцидент,
Так детство детство защитило.
Mayfair de Lionkur
Николай Гумилев

ЖИРАФ

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд
И руки особенно тонки, колени обняв.
Послушай: далёко, далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Ему грациозная стройность и нега дана,
И шкуру его украшает волшебный узор,
С которым равняться осмелится только луна,
Дробясь и качаясь на влаге широких озер.

Вдали он подобен цветным парусам корабля,
И бег его плавен, как радостный птичий полет.
Я знаю, что много чудесного видит земля,
Когда на закате он прячется в мраморный грот.

Я знаю веселые сказки таинственных стран
Про чёрную деву, про страсть молодого вождя,
Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,
Ты верить не хочешь во что-нибудь кроме дождя.

И как я тебе расскажу про тропический сад,
Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав.
Ты плачешь? Послушай... далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.




Марина Цветаева

Идешь на меня похожий,
Глаза устремляя вниз.
Я их опускала - тоже!
Прохожий, остановись!

Прочти - слепоты куриной
И маков нарвав букет,
Что звали меня Мариной
И сколько мне было лет.

Не думай, что здесь - могила,
Что я появлюсь, грозя...
Я слишком сама любила
Смеяться, когда нельзя!

И кровь приливала к коже,
И кудри мои вились...
Я тоже была, прохожий!
Прохожий, остановись!

Сорви себе стебель дикий
И ягоду ему вслед, -
Кладбищенской земляники
Крупнее и слаще нет.

Но только не стой угрюмо,
Главу опустив на грудь.
Легко обо мне подумай,
Легко обо мне забудь.

Как луч тебя освещает!
Ты весь в золотой пыли...
- И пусть тебя не смущает
Мой голос из-под земли
Пэвс
Сергей Есенин

Письмо к женщине

Вы помните,
Вы все, конечно, помните,
Как я стоял,
Приблизившись к стене,
Взволнованно ходили вы по комнате
И что-то резкое
В лицо бросали мне.

Вы говорили:
Нам пора расстаться,
Что вас измучила
Моя шальная жизнь,
Что вам пора за дело приниматься,
А мой удел -
Катиться дальше, вниз.

Любимая!
Меня вы не любили.
Не знали вы, что в сонмище людском
Я был, как лошадь, загнанная в мыле,
Пришпоренная смелым ездоком.

Не знали вы,
Что я в сплошном дыму,
В развороченном бурей быте
С того и мучаюсь, что не пойму -
Куда несет нас рок событий.

Лицом к лицу
Лица не увидать.
Большое видится на расстоянье.
Когда кипит морская гладь,
Корабль в плачевном состоянье.

Земля - корабль!
Но кто-то вдруг
За новой жизнью, новой славой
В прямую гущу бурь и вьюг
Ее направил величаво.

Ну кто ж из нас на палубе большой
Не падал, не блевал и не ругался?
Их мало, с опытной душой,
Кто крепким в качке оставался.

Тогда и я
Под дикий шум,
Но зрело знающий работу,
Спустился в корабельный трюм,
Чтоб не смотреть людскую рвоту.
Тот трюм был -
Русским кабаком.
И я склонился над стаканом,
Чтоб, не страдая ни о ком,
Себя сгубить
В угаре пьяном.

Любимая!
Я мучил вас,
У вас была тоска
В глазах усталых:
Что я пред вами напоказ
Себя растрачивал в скандалах.

Но вы не знали,
Что в сплошном дыму,
В развороченном бурей быте
С того и мучаюсь,
Что не пойму,
Куда несет нас рок событий...
. . . . . . . . . . . . . . .

Теперь года прошли,
Я в возрасте ином.
И чувствую и мыслю по-иному.
И говорю за праздничным вином:
Хвала и слава рулевому!

Сегодня я
В ударе нежных чувств.
Я вспомнил вашу грустную усталость.
И вот теперь
Я сообщить вам мчусь,
Каков я был
И что со мною сталось!

Любимая!
Сказать приятно мне:
Я избежал паденья с кручи.
Теперь в Советской стороне
Я самый яростный попутчик.

Я стал не тем,
Кем был тогда.
Не мучил бы я вас,
Как это было раньше.
За знамя вольности
И светлого труда
Готов идти хоть до Ла-Манша.

Простите мне...
Я знаю: вы не та -
Живете вы
С серьезным, умным мужем;
Что не нужна вам наша маета,
И сам я вам
Ни капельки не нужен.

Живите так,
Как вас ведет звезда,
Под кущей обновленной сени.
С приветствием,
Вас помнящий всегда
Знакомый ваш
С е р г е й Е с е н и н.

<1924>

Обожаю это стихотворение, с первого раза, когда нам наша преподовательница рассказывала, я запомнил одну треть стиха!!!
Азарика
Сама я очень люблю Серебряный век. Большинство поэтов того времени =) Очень нравится Мирра Лохвицкая.Например,вот это -

ЛИОНЕЛЬ

Лионель, певец луны,
Видит призрачные сны,
Зыбь болотного огня,
Трепет листьев и — меня.

Кроют мысли торжество
Строфы легкие его,
Нежат слух, и дышит в них
Запах лилий водяных.

Лионель, мой милый брат,
Любит меркнущий закат,
Ловит бледные следы
Пролетающей звезды.

Жадно пьет его душа
Тихий шорох камыша,
Крики чаек, плеск волны,
Вздохи «вольной тишины».

Лионель, любимец мой,
Днем бесстрастный и немой,
Оживает в мгле ночной
С лунным светом и — со мной.

И когда я запою,
Он забудет грусть свою,
И прижмет к устам свирель
Мой певец, мой Лионель.



Еще много кто нравится, но потом, чуть попозже поделюсь)
Милена
Встречной


Во вселенной,страшной и огромной
Ты была как листик в водопаде
И бродила странницей бездомной
С изумленьем горестным во взгляде.

Ты дышать могла одной любовью!
Но любовь таила скорбь и муки.
О,как быстро обагрялись кровью
С нежностью протянутые руки!.

Ты от всех ждала участья жадно.
Все обиды, как дитя, прощала.
Но в тебя вонзались беспощадно
Острые бесчисленные жала.

И теперь ты брошена на камни,
Как цветок измолотый потоком.
-Бедная былинка! Ты близка мне,
мимо увлекающему роком...
В.Брюсов
Азарика
Анненский - Смычон и струны

Какой тяжелый, темный бред!
Как эти выси мутно-лунны!
Касаться скрипки столько лет
И не узнать при свете струны!

Кому ж нас надо? Кто зажег
Два желтых лика, два унылых...
И вдруг почувствовал смычок,
Что кто-то взял и кто-то слил их.

«О, как давно! Сквозь эту тьму
Скажи одно: ты та ли, та ли?»
И струны ластились к нему,
Звеня, но, ластясь, трепетали.

«Не правда ль, больше никогда
Мы не расстанемся? довольно?..»
И скрипка отвечала да,
Но сердцу скрипки было больно.

Смычок все понял, он затих,
А в скрипке эхо все держалось...
И было мукою для них,
Что людям музыкой казалось.

Но человек не погасил
До утра свеч... И струны пели...
Лишь солнце их нашло без сил
На черном бархате постели.



обожаю =)
Азарика
Иосиф Бродский.

Я всегда твердил, что судьба - игра.
Что зачем нам рыба, раз есть икра.
Что готический стиль победит, как школа,
как способность торчать, избежав укола.
Я сижу у окна. За окном осина.
Я любил немногих, однако - сильно...

Я считал, что лес - только часть полена.
Что зачем вся дева, если есть колено.
Что, устав от поднятой веком пыли,
русский глаз отдохнёт на эстонском шпиле.
Я сижу у окна. Я помыл посуду.
Я был счастлив здесь, и уже не буду...

Я писал, что в лампочке - ужас пола.
Что любовь, как акт, лишина глагола.
Что не знал Эвклид, что сходя на конус,
вещь обретает не ноль, но Хронос.
Я сижу у окна. Вспоминаю юность.
Улыбнусь порою, порой отплюнусь...

Я сказал, что лист разрушает почку.
И что семя, упавши в дурную почву,
не дает побега; что луг с поляной
есть пример рукоблудья, в Природе данный.
Я сижу у окна, обхватив колени,
в обществе собственной грузной тени.

Моя песня была лишина мотива,
но зато её хором не спеть. Не диво,
что в награду мне за такие речи
своих ног никто не кладёт на плечи.
Я сижу в темноте; как скорый,
море гремит за волнистой шторой.

Гражданин второсортной эпохи, гордо
признаю я товаром второго сорта
свои лучшие мысли, и дням грядущим
я дарю их, как опыт борьбы с удушьем.
Я сижу в темноте. И она не хуже
в комнате, чем темнота снаружи.
Terra
Елена Моревна

ФЭНТЕЗИ

Что может подтачивать злее,чем голод?
Жажда?
Что может зомбировать глубже желания?
Амок?

...Я помню - смертельный холод стоял однажды,
Когда я, как в Лотлориен, забрела в твой замок.
Казалось, он звал хозяйкой меня: у камина поленца,
Точно в обхват ладони, просили коснуться;
И в ванной смешное - с цыплятами - полотенце
Приталенным бальным платьем смогло обернуться.
Визит миннезингеров был предначертан свыше
(Один из них - рыжий - фальшивил так, что сводило уши);
И ты говорил мне о том, что мечтала слышать
Я лет этак с -надцати, мне оставалось - слушать...

...Прости, я не ною, нет, - я стараюсь держаться,
И солнце над башней так же встаёт неуклонно;
Вот - разве что - стало мниться, что ты сражаться
Уехал в Мордор, мне и принцам оставив клона.
Он внешне хорош, как ты (или - делает мину),
Да только в глазах - такая ноябрьская слякоть!
...Моя бесшабашная, милая Коломбина,
Прикрикни ещё разок: "Не пристало плакать!.."

P.S.
...Ты знаешь,- нарушив статут небесных законов,
Рождественский ангел слетел на мою молитву;
Велел встать с колен, не стонать и не бить поклонов,
Жечь свечи и ждать: послезавтра в Мордоре битва...
Ярушка
Стихи люблю. С удовольствием читаю любимые стихи друзьям (им нравиться smile.gif )
Но поразили 2 стихотворения- это МОНОЛОГ.Эдуарда Межелайтиса и одно из рубаи Омара Хайяма.
МОНОЛОГ.

Начну я новый монолог -
Душа не ждёт покоя.
Одежды ветхое старьё
С себя легко сорву.
О, тело вечное моё -
Оно совсем нагое.
Я снова с человеком схож,
И с вами вновь живу.

Я с вами схож. За сотню лет
Я заработал право
Как равный с равными опять
Беседовать с людьми.
Роль коротка моя. Понять
Попробовали б, право,
Метаморфозу древних чувств -
Печали и любви.

Я был Пьерро, и я страдал
За человечий улей,
За сонм его несовершенств,
За страх его и грех.
А вас душил утробный смех,
Да так, что гнулись стулья.
И чем печальней был мой плач,
Тем громче был ваш смех.

И я нырнул на дно души,
В её глубины грянул.
Шёл по камням и по корням,
Петляя и кружа,
Через жестокость, через ложь.
И свет в глаза мне глянул.
Через слословье, через мрак
Очистилась душа.

И я, как камешек волна
Со дна несёт на сушу,
Как боль скитаний и разлук
Несут в свои края,
Я вынес эту душу к вам -
Свою и вашу душу,
А вы решили, что она
Не ваша, а моя.

И я над рампой слёзы лил,
А вы, лаская брюхо,
Лениво подводили счёт
Доходам и трудам.
И падали мои слова,
И разбивались глухо,
И разливались невпопад,
Как шторм по берегам.

Ну что ж, вели мы разговор,
Как подобает братьям.
Был откровенным разговор,
На чистоту, как боль.
За эту боль когда-нибудь
Мы поровну заплатим.
Я был Пьерро, но час пришёл -
И я меняю роль.

Теперь начну я новый монолог,
Тоскующую маску ловко скину
И стану жить, как должно Арлекину,
И то смогу, чего Пьерро не смог.

Я - Арлекин, и жгуч мой смех,
И я стою пред вами.
Готовься, публика моя,
Схватиться за живот.
Ирония - в моих глазах,
Насмешка - под губами
Мой смех раскатистый широк:
Он жжёт, но он не лжёт.

Но что такое? Где ваш смех?
Я вижу слёзы ваши.
Как-будто здесь на сцене вы,
А я сижу в ряду.
Ирония пустила яд,
Мой звонкий смех вам страшен.
Ты плачешь, публика моя,
У смеха на виду.

Я выволоку ложь из душ
И клевету на сцену,
Жестокость, зависть и вражду -
Ну смейтесь, ваш черёд!
Но ваши души сводит плач,
Они бледней, чем стены.
Подкраситься бы вам, как мне,
Да краска не берёт.

Да, смейтесь вы, но если вы
Смеяться разучились,
Я посмеюсь над вами сам -
Мне правда дорога.
Хотели вы, чтоб это я
Нагим пред вами вылез,
А это вы передо мной
Раздеты донага.

Парад пороков, к рампе все!
А ну сходитесь! Ближе!
Я - Арлекин, и я смеюсь,
Разглядывая вас.
Вы плачите, у вас печаль,
О, я прекрасно вижу,
Как слёзы мутные бегут
Из ваших мутных глаз.

Ролями поменялись мы прекрасно,
Но занавес уже на сцену лёг,
И освещение уже погасло...
Не правда ли, смешным был мой,
Смешным был монолог?..


Омар Хайям.

Нет ни ада, ни рая, о сердце мое.
Нет из ада возврата, о сердце мое.
И не надо надеяться, о мое сердце.
И бояться не надо, о сердце мое.
Константин
НЕОБЫЧАЙНОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ,
БЫВШЕЕ С ВЛАДИМИРОМ МАЯКОВСКИМ
ЛЕТОМ НА ДАЧЕ

В сто сорок солнц закат пылал,
в июль катилось лето,
была жара,
жара плыла -
на даче было это.
Пригорок Пушкино горбил
Акуловой горою,
а низ горы -
деревней был,
кривился крыш корою.
А за деревнею -
дыра,
и в ту дыру, наверно,
спускалось солнце каждый раз,
медленно и верно.
А завтра
снова
мир залить
вставало солнце ало.
И день за днем
ужасно злить
меня
вот это
стало.
И так однажды разозлясь,
что в страхе все поблекло,
в упор я крикнул солнцу:
"Слазь!
довольно шляться в пекло!"
Я крикнул солнцу:
"Дармоед!
занежен в облака ты,
а тут — не знай ни зим, ни лет,
сиди, рисуй плакаты!"
Я крикнул солнцу:
"Погоди!
послушай, златолобо,
чем так,
без дела заходить,
ко мне
на чай зашло бы!"
Что я наделал!
Я погиб!
Ко мне,
по доброй воле,
само,
раскинув луч-шаги,
шагает солнце в поле.
Хочу испуг не показать -
и ретируюсь задом.
Уже в саду его глаза.
Уже проходит садом.
В окошки,
в двери,
в щель войдя,
валилась солнца масса,
ввалилось;
дух переведя,
заговорило басом:
"Гоню обратно я огни
впервые с сотворенья.
Ты звал меня?
Чаи гони,
гони, поэт, варенье!"
Слеза из глаз у самого -
жара с ума сводила,
но я ему -
на самовар:
"Ну что ж,
садись, светило!"
Черт дернул дерзости мои
орать ему,-
сконфужен,
я сел на уголок скамьи,
боюсь — не вышло б хуже!
Но странная из солнца ясь
струилась,-
и степенность
забыв,
сижу, разговорись
с светилом постепенно.
Про то,
про это говорю,
что-де заела Роста,
а солнце:
"Ладно,
не горюй,
смотри на вещи просто!
А мне, ты думаешь,
светить
легко?
— Поди, попробуй!-
А вот идешь -
взялось идти,
идешь — и светишь в оба!"
Болтали так до темноты -
до бывшей ночи то есть.
Какая тьма уж тут?
На "ты"
мы с ним, совсем освоясь.
И скоро,
дружбы не тая,
бью по плечу его я.
А солнце тоже:
"Ты да я,
нас, товарищ, двое!
Пойдем, поэт,
взорим,
вспоем
у мира в сером хламе.
Я буду солнце лить свое,
а ты — свое,
стихами".
Стена теней,
ночей тюрьма
под солнц двустволкой пала.
Стихов и света кутерьма -
сияй во что попало!
Устанет то,
и хочет ночь
прилечь,
тупая сонница.
Вдруг — я
во всю светаю мочь -
и снова день трезвонится.
Светить всегда,
светить везде,
до дней последних донца,
светить -
и никаких гвоздей!
Вот лозунг мой -
и солнца!

Вообще очень люблю Маяковского Володю, и Володю Высоцкого! Гении, не отнять.
Серая
Вдвоем или своим путём,
И как зовут, и что потом,
Мы не спросили ни о чём,
И не клянемся, что до гроба...

Мы любим, просто любим оба.


Имя автора, к сожалению, не помню - он (она) японец (японка). Это эпиграф к "Три возраста Окини-сан" В. Пикуля
Вэйла
Федерико Гарсиа Лорка

ГИТАРА

Начинается
плач гитары.
Разбивается
чаша утра.
Начинается
плач гитары.
О, не жди от нее
молчанья,
не проси у нее
молчанья!
Неустанно
гитара плачет,
как вода по каналам - плачет,
как ветра над снегами - плачет,
не моли ее о молчанье!
Так плачет закат о рассвете,
так плачет стрела без цели,
так песок раскаленный плачет

о прохладной красе камелий.
Так прощается с жизнью птица
под угрозой змеиного жала.
О гитара,
бедная жертва
пяти проворных кинжалов!
Азарика
Опять Лохвицкая =)


Если б счастье мое было вольным орлом,
Если б гордо он в небе парил голубом, -
Натянула б я лук свой певучей стрелой,
И живой или мертвый, а был бы он мой!

Если б счастье мое было чудным цветком,
Если б рос тот цветок на утесе крутом,-
Я достала б его, не боясь ничего,
Сорвала б и упилась дыханьем его!

Если б счастье мое было редким кольцом
И зарыто в реке под сыпучим песком,-
Я б русалкой за ним опустилась на дно,
На руке у меня заблистало б оно!

Если б счастье мое было в сердце твоем,-
День и ночь я бы жгла его тайным огнем,
Чтобы, мне без раздела навек отдано,
Только мной трепетало и билось оно!
Азарика
Иосиф Бродский

Теперь все чаще чувствую усталость,
все реже говорю о ней теперь,
о, помыслов души моей кустарность,
веселая и теплая артель.

Каких ты птиц себе изобретаешь,
кому их даришь или продаешь,
и в современных гнездах обитаешь,
и современным голосом поешь?

Вернись, душа, и перышко мне вынь!
Пускай о славе радио споет нам.
Скажи, душа, как выглядела жизнь,
как выглядела с птичьего полета?

Покуда снег, как из небытия,
кружит по незатейливым карнизам,
рисуй о смерти, улица моя,
а ты, о птица, вскрикивай о жизни.

Вот я иду, а где-то ты летишь,
уже не слыша сетований наших,
вот я живу, а где-то ты кричишь
и крыльями взволнованными машешь.
Вэйла

    Иосиф Бродский smile.gif

    Одиночество
Когда теряет равновесие
твое сознание усталое,
когда ступеньки этой лестницы
уходят из под ног,
как палуба,
когда плюет на человечество
твое ночное одиночество, --

ты можешь
размышлять о вечности
и сомневаться в непорочности
идей, гипотез, восприятия
произведения искусства,
и -- кстати -- самого зачатия
Мадонной сына Иисуса.

Но лучше поклоняться данности
с глубокими ее могилами,
которые потом,
за давностью,
покажутся такими милыми.
Да.
Лучше поклоняться данности
с короткими ее дорогами,
которые потом
до странности
покажутся тебе
широкими,
покажутся большими,
пыльными,
усеянными компромиссами,
покажутся большими крыльями,
покажутся большими птицами.

Да. Лучше поклонятся данности
с убогими ее мерилами,
которые потом до крайности,
послужат для тебя перилами
(хотя и не особо чистыми),
удерживающими в равновесии
твои хромающие истины
на этой выщербленной лестнице.

1959
Kerielle
Мне Сергей Есенин нра, но только два стиха зацепило, Письмо к женщине, уже ложили , а вот это..

Мне осталась одна забава:
Пальцы в рот - и веселый свист.
Прокатилась дурная слава,
Что похабник я и скандалист.

Ах! какая смешная потеря!
Много в жизни смешных потерь.
Стыдно мне, что я в бога верил.
Горько мне, что не верю теперь.

Золотые, далекие дали!
Все сжигает житейская мреть.
И похабничал я и скандалил
Для того, чтобы ярче гореть.

Дар поэта - ласкать и карябать,
Роковая на нем печать.
Розу белую с черною жабой
Я хотел на земле повенчать.

Пусть не сладились, пусть не сбылись
Эти помыслы розовых дней.
Но коль черти в душе гнездились -
Значит, ангелы жили в ней.

Вот за это веселие мути,
Отправляясь с ней в край иной,
Я хочу при последней минуте
Попросить тех, кто будет со мной,-

Чтоб за все за грехи мои тяжкие,
За неверие в благодать
Положили меня в русской рубашке
Под иконами умирать.
Cailin Og
люблю творчество Н.С. Гумилева, вот на днях в одном сборнике наткнулась на такое прелестное сказочное стихотворение

Лес

В том лесу белесоватые стволы
Выступали неожиданно из мглы.

Из земли за корнем корень выходил,
Точно руки обитателей могил.

Под покровом ярко-огненной листвы
Великаны жили, карлики и львы,

И следы в песке видали рыбаки
Шестипалой человеческой руки.

Никогда сюда тропа не завела
Пэра Франции иль Круглого Стола,

И разбойник не гнездился здесь в кустах,
И пещерки не выкапывал монах.

Только раз отсюда в вечер грозовой
Вышла женщина с кошачьей головой,

Но в короне из литого серебра,
И вздыхала, и стонала до утра,

И скончалась тихой смертью на заре,
Перед тем как дал причастие кюре.

Это было, это было в те года,
От которых не осталось и следа,

Это было, это было в той стране,
О которой не загрезишь и во сне.

Я придумал это, глядя на твои
Косы - кольца огненной змеи,

На твои зеленоватые глаза,
Как персидская больная бирюза.

Может быть, тот лес - душа твоя,
Может быть, тот лес - любовь твоя,

Или, может быть, когда умрем,
Мы в тот лес отправимся вдвоем.
Азарика
Иосиф Бродский
Испанская танцовщица

Умолкает птица.
Наступает вечер.
Раскрывает веер
Испанская танцовщица.

Звучат удары
луны из бубна,
и глухо, дробно
вторят гитары.

И черный туфель
на гладь паркета
ступает; это
как ветер в профиль.

О, женский танец!
Рассказ светила
о том, что было,
чего не станет.

О - слепок боли
в груди и взрыва
в мозгу, доколе
сознанье живо.

В нем - скорбь пространства
о точке в оном,
себя напрасно
считавшем фоном.

В нем - все: угрозы,
надежда, гибель.
Стремленье розы
вернуться в стебель.

В его накале
в любой детали
месть вертикали
горизонтали.

В нем - пыткой взгляда
сквозь туч рванину
зигзаг разряда
казнит равнину.

Он - кровь из раны:
побег из тела
в пейзаж без рамы.
Давно хотела!

Там - больше места!
Знай, сталь кинжала,
кому невеста
принадлежала.

О, этот танец!
В пространстве сжатый
протуберанец
вне солнца взятый!

Оборок пена;
ее круженье
одновременно
ее крушенье.

В нем сполох платья
в своем полете
свободней плоти,
и чужд объятья.

В нем чувство брезжит,
что мирозданье
ткань не удержит
от разрастанья.

О, этот сполох
шелков! по сути
спуск бедер голых
на парашюте.

Зане не тщится,
чтоб был потушен
он, танцовщица.
Подобно душам,

так рвется пламя,
сгубив лучину,
в воздушной яме,
топча причину,

виденье Рая,
факт тяготенья,
чтоб - расширяя
свои владенья -

престол небесный
одеть в багрянец.
Так сросся с бездной
испанский танец.
Ниов
Автор:Цудинович Виталий..rolleyes.gif ..(Стихи так,на любителя)

Крик меча
Пронзает воздух.
Стук копыт по мостовой.
Там!Смотри!Потешный бой!
Там!Смотри!Народ хохочет!
Мирный люд веселья хочет.

Здесь суют под нос товар,
Там охранник обругает,
А вон!Смотри!Вор от стражи убегает.
Раз удар и два удар.
Назавтра будет он калекой.

Подняв свой гордо подбородок,
Проехал мимо тот вельможа,
Что любит мясом рот набить
Да и винца добавить можно.

В огромном городе Царей
Кипела жизнь,
Но кочевое племя крикнуло "Убей!"
Горели избы,храм горел,
Громадный рой с глухих степей
Метнул поток горящих стрел.

А что осталось?
Кто остался?
Лишь пара чёртствых одиночек.
Снующих меж листвы да кочек.

Мы жили честно и беспечно.
Мы радовались солнцу и теплу.
Ночами мы глядели на луну
И солнце днём мигало
И ветви колыхались на ветру.
Так почему судьба ты так жестока!
Ты вечно строишь козни нам!
Ты разлучаешь,убиваешь.
Лишаешь счастья по утрам,
Когда под светом звёзд
Вкушаешь души наши,
И оставляешь след борозд,
Не заживающие раны,
Потерю близких и друзей.
Чернеет сердце.
И нет волнующего "Хэй!
Да у тебя уж в кружке пусто!
А ну давай,ещё налей!"
Уходит дом и ты один
И я один.
Да вот беда,
Что ты и я,
В едином теле.
Дорога нас уводит от полей,
Лесов и рек,
Где всё ещё звучит волнующее "Хэй!".
Streghetta
Элида Дубровина
На луговинах зеленых пасутся карие кони
Качаются длинные стебли над золотою поляной.
Травы я собираю, пластаю пахучие корни,
Руки мои пропахли рутой и валерьяной.

Качаются длинные стебли, а листья дышат, как жабры,
Красуются марьины кудри, хвощи разминают суставы.
Травы я собираю, мои ворожейные травы.
А в голубых незабудках таятся черные жабы.

Только бы не утратить тайное слово и силу!
Только бы не наткнуться на оборотня, обмирая.
Сколько любви и злобы ты за века накопила
В корявых своих корневищах, мать-землица сырая!

Нежность и ласка дышат с вечной враждою рядом.
Ненависть и отрада льются в цветочных соках.
Мне ничего не надо, совсем ничего не надо,
Только бы от гадюки смог уберечься сокол,

Только бы синее небо глазам возвратить незрячим,
Только бы олененок ушел от волчьей погони,
Только бы пахли хлебом дымки над золой горячей,
Только бы на луговинах смеялись карие кони...
Азарика
Дорогая, я вышел сегодня из дому поздно вечером
подышать свежим воздухом, веющим с океана.
Закат догорал в партере китайским веером,
и туча клубилась, как крышка концертного фортепьяно.

Четверть века назад ты питала пристрастье к люля и к финикам,
рисовала тушью в блокноте, немножко пела,
развлекалась со мной, но потом сошлась с инженером-химиком
и, судя по письмам, чудовищно поглупела.

Теперь тебя видят в церквях в провинции и в метрополии
на панихидах по общим друзьям, идущих теперь сплошною
чередой; и я рад, что на свете есть расстоянья более
немыслимые, чем между тобой и мною.

Не пойми меня дурно. С твоим голосом, телом, именем
ничего уже больше не связано; никто их не уничтожил,
но забыть одну жизнь человеку нужна, как минимум,
еще одна жизнь. И я эту долю прожил.

Повезло и тебе: где еще, кроме разве что фотографии
ты пребудешь всегда без морщин, молода, весела, глумлива?
Ибо время, столкнувшись с памятью, узнает о своем бесправии.
Я курю в темноте и вдыхаю гнилье отлива.

Иосиф Бродский, что уже никого не удивляет %) Люблю я его, люблю..
Азарика
Владимир Маяковский.

I

Любит? не любит? Я руки ломаю
и пальцы разбрасываю разломавши
так рвут загадав и пускают по маю
венчики встречных ромашек
Пускай седины обнаруживает стиржка и бритье
Пусть серебро годов вызванивает уймою
надеюсь верую вовеки не придет
ко мне позорное благоразумие

II

Уже второй
должно быть ты легла
А может быть
и у тебя такое
Я не спешу
и молниями телеграмм
мне незачем
тебя
будить и беспокоить

III

море уходит вспять
море уходит спать
Как говорят инцидент исперчен
любовная лодка разбилась о быт
С тобой мы в расчете
И не к чему перечень
взаимных болей бед и обид.

IV

Уже второй должно быть ты легла
В ночи Млечпуть серебряной Окою
Я не спешу и молниями телеграмм
Мне незачем тебя будить и беспокоить
как говорят инцидент исперчен
любовная лодка разбилась о быт
С тобой мы в расчете и не к чему перечень
взаимных болей бед и обид
Ты посмотри какая в мире тишь
Ночь обложила небо звездной данью
в такие вот часы встаешь и говоришь
векам истории и мирозданью

печатается без знаков препинания,
как в записной книжке Маяковского.
Cailin Og
Банально тянет о романтику... :blush2:
Когда-то о любви писали так:

В полях под снегом и дождем,
Мой милый друг,
Мой бедный друг,
Тебя укрыл бы я плащом
От зимних вьюг,
От зимних вьюг.

А если мука суждена
Тебе судьбой,
Тебе судьбой,
Готов я скорбь твою до дна
Делить с тобой,
Делить с тобой.

Пускай сойду я в мрачный дол,
Где ночь кругом,
Где тьма кругом, -
Во тьме я солнце бы нашел
С тобой вдвоем,
С тобой вдоем.

И если б дали мне в удел
Весь шар земной,
Весь шар земной,
С каким бы счастьем я владел
Тобой одной,
Тобой одной.

Если кто еще не догадался, автор - Роберт Бернс, перевод С.Маршака
Asirina
А мне этот безумно нравится.

Эдуард Асадов
Студенты


Проехав все моря и континенты,
Пускай этнограф в книгу занесет,
Что есть такая нация - студенты,
Веселый и особенный народ!

Понять и изучить их очень сложно.
Ну что, к примеру, скажете, когда
Все то, что прочим людям невозможно,
Студенту - наплевать и ерунда!

Вот сколько в силах человек не спать?
Ну день, ну два... и кончено! Ломается!
Студент же может сессию сдавать,
Не спать неделю, шахмат не бросать
Да плюс еще влюбиться ухитряется.

А сколько спать способен человек?
Ну, пусть проспит он сутки на боку,
Потом, взглянув из-под опухших век,
Вздохнет и скажет:- Больше не могу!

А вот студента, если нет зачета,
В субботу положите на кровать,
И он проспит до следующей субботы,
А встав, еще и упрекнет кого-то:
- Ну что за черти! Не дали поспать!

А сколько может человек не есть?
Ну день, ну два... и тело ослабело...
И вот уже ни встать ему, ни сесть,
И он не вспомнит, сколько шестью шесть,
А вот студент - совсем другое дело.

Коли случилось "на мели" остаться,
Студент не поникает головой.
Он будет храбро воздухом питаться
И плюс водопроводною водой!

Что был хвостатым в прошлом человек -
Научный факт, а вовсе не поверье.
Но, хвост давно оставя на деревьях,
Живет он на земле за веком век.

И, гордо брея кожу на щеках,
Он пращура ни в чем не повторяет.
А вот студент, он и с хвостом бывает,
И даже есть при двух и трех хвостах!

Что значит дружба твердая, мужская?
На это мы ответим без труда:
Есть у студентов дружба и такая,
А есть еще иная иногда.

Все у ребят отлично разделяется,
И друга друг вовек не подведет.
Пока один с любимою встречается,
Другой идет сдавать его зачет...

Мечтая о туманностях галактик
И глядя в море сквозь прицелы призм,
Студент всегда отчаянный романтик!
Хоть может сдать на двойку романтизм.

Да, он живет задиристо и сложно,
Почти не унывая никогда.
И то, что прочим людям невозможно,
Студенту - наплевать и ерунда!

И, споря о стихах, о красоте,
Живет судьбой особенной своею.
Вот в горе лишь страдает, как и все,
А может, даже чуточку острее...

Так пусть же, обойдя все континенты,
Сухарь этнограф в труд свой занесет.
Что есть такая нация - студенты,
Живой и замечательный народ!

__________________________
как раз сессия начинается =(
Naria
Я - Женщина, и, значит, я - Актриса,
во мне сто лиц и тысяча ролей.
Я - Женщина, и, значит, я - Царица,
возлюбленная всех земных царей.
Я - Женщина, и, значит, я - Рабыня,
познавшая солёный вкус обид.
Я - Женщина, и, значит, я - пустыня,
которая тебя испепелит.
Я - Женщина. Cильна я поневоле,
но, знаешь, даже, если жизнь - борьба,
Я - Женщина, я слабая до боли,
Я - Женщина, и, значит, я - Судьба.
Я - Женщина. Я просто вспышка страсти,
но мой удел - терпение и труд,
Я - Женщина. Я - то большое счастье,
которое совсем не берегут.
Я - Женщина, и этим я опасна,
огонь и лёд навек во мне одной.
Я - Женщина, и, значит, я - прекрасна
с младенчества до старости седой.
Я - Женщина, и в мире все дороги
ведут ко мне, а не в какой-то Рим.
Я - Женщина, я избранная Богом,
хотя уже наказанная им!

Автора к сожалению не знаю. Может мне кто поможет??
Вэйла
Цитата(Naria @ Dec 22 2007, 10:05 PM) *
Автора к сожалению не знаю. Может мне кто поможет??

Наталья Шевченко (Очкур). Яндекс рулит.
Азарика
Сохрани мою тень. Не могу объяснить. Извини.
Это нужно теперь. Сохрани мою тень, сохрани.
За твоею спиной умолкает в кустах беготня.
Мне пора уходить. Ты останешься после меня.
До свиданья, стена. Я пошел. Пусть приснятся кусты.
Вдоль уснувших больниц. Освещенный луной. Как и ты.
Постараюсь навек сохранить этот вечер в груди.
Не сердись на меня. Нужно что-то иметь позади.

Сохрани мою тень. Эту надпись не нужно стирать.
Все равно я сюда никогда не приду умирать,
Все равно ты меня никогда не попросишь: вернись.
Если кто-то прижмется к тебе, дорогая стена, улыбнись.
Человек — это шар, а душа — это нить, говоришь.
В самом деле глядит на тебя неизвестный малыш.
Отпустить — говоришь — вознестись над зеленой листвой.
Ты глядишь на меня, как я падаю вниз головой.

Разнобой и тоска, темнота и слеза на глазах,
изобилье минут вдалеке на больничных часах.
Проплывает буксир. Пустота у него за кормой.
Золотая луна высоко над кирпичной тюрьмой.
Посвящаю свободе одиночество возле стены.
Завещаю стене стук шагов посреди тишины.
Обращаюсь к стене, в темноте напряженно дыша:
завещаю тебе навсегда обуздать малыша.

Не хочу умирать. Мне не выдержать смерти уму.
Не пугай малыша. Я боюсь погружаться во тьму.
Не хочу уходить, не хочу умирать, я дурак,
не хочу, не хочу погружаться в сознаньи во мрак.
Только жить, только жить, подпирая твой холод плечом.
Ни себе, ни другим, ни любви, никому, ни при чем.
Только жить, только жить и на все наплевать, забывать.
Не хочу умирать. Не могу я себя убивать.

Так окрикни меня. Мастерица кричать и ругать.
Так окрикни меня. Так легко малыша напугать.
Так окрикни меня. Не то сам я сейчас закричу:
Эй, малыш! — и тотчас по пространствам пустым полечу.
Ты права: нужно что-то иметь за спиной.
Хорошо, что теперь остаются во мраке за мной
не безгласный агент с голубиным плащом на плече,
не душа и не плоть — только тень на твоем кирпиче.

Изолятор тоски — или просто движенье вперед.
Надзиратель любви — или просто мой русский народ.
Хорошо, что нашлась та, что может и вас породнить.
Хорошо, что всегда все равно вам, кого вам казнить.
За тобою тюрьма. А за мною — лишь тень на тебе.
Хорошо, что ползет ярко-желтый рассвет по трубе.
Хорошо, что кончается ночь. Приближается день.
Сохрани мою тень.

[Иосиф Бродский]
Азарика
СОНЕТ

Я плакал на заре, когда померкли дали,
Когда стелила ночь росистую постель,
И с шепотом волны рыданья замирали,
И где-то вдалеке им вторила свирель.

Сказала мне волна: "Напрасно мы тоскуем", -
И, сбросив, свой покров, зарылась в берега,
А бледный серп луны холодным поцелуем
С улыбкой застудил мне слезы в жемчуга.

И я принес тебе, царевне ясноокой,
Кораллы слез моих печали одинокой
И нежную вуаль из пенности волны.

Но сердце хмельное любви моей не радо...
Отдай же мне за все, чего не надо,
Отдай мне поцелуй за поцелуй луны.

С.Есенин
Elle
Я люблю классику, поэзию 19 века - золотого времени русской литературы.
М. Ю. Лермонтов
Листок
Дубовй листок оторвался от ветки родимой
И в степь укатился, жестокою бурей гонимый;
Засох и увял он от холода, зноя и горя
И вот, наконец, докатился до Черного моря.
У Черного моря чинара стоит молодая;
С ней шепчется ветер, зеленые ветви лаская;
На ветвях зеленых качаются райские птицы;
Поют они песни про славу морской царь- девицы.
И странник прижался у корня чинары высокой;
Приюта на время он молит с тоскою глубокой,
И так говорит ей:"Я бедный листочек дубовый,
До срока созрел я и вырос в отчизне суровой.
Один и без цели по свету ношуся давно я,
Засох я без тени, увял я без сна и покоя.
Прими же пришельца меж литсьев своих изумрудных,
Немело я знаю рассказов мудреных и чудных".
"На что мне тебя? - отвечает младая чинара -
Ты пылен и желт, - и сынам моим свежим не пара.
Ты много видал - да к чему мне твои небылицы?
Мой слух утомили давно уж и райские птицы.
Иди себе дальше; о странник! тебя я не знаю!
Я солнцем любима, цвету для него и блистаю;
По небу я ветви раскинула здесь на просторе,
И корни мои умывает холодное море".
Candle
Любимых поэтов много, но вот все-таки самое любимое. Окуджава "Я пишу исторический роман"

В склянке темного стекла
из-под импортного пива
роза красная цвела
гордо и неторопливо.
Исторический роман
сочинял я понемногу,
пробиваясь, как в туман.
от пролога к эпилогу.

Были дали голубы,
было вымысла в избытке,
и из собственной судьбы
я выдергивал по нитке.
В путь героев снаряжал,
наводил о прошлом справки
и поручиком в отставке
сам себя воображал.

Вымысел - не есть обман,
Замысел - еще не точка.
Дайте дописать роман
до последнего листочка.

И пока еще жива
роза красная в бутылке,
дайте выкрикнуть слова,
что давно лежат в копилке:

каждый пишет, как он слышит.
Каждый слышит, как он дышит.
Как он дышит, так и пишет,
не стараясь угодить...
Так природа захотела,
Почему?
Не наше дело.
Для чего?
Не нам судить.
Кися
много красивых стихов, много хороших поэтов. хочу предложить познакомиться, кто не знает, с Екатериной Горбовской.

В замке было девять башен.
День был чист и ясен.
Принц был весел и отважен,
Молод и прекрасен:

Воевал, гулял по парку,
Пил вино с друзьями,
Иногда читал Петрарку
Влажными глазами.

У пруда кормил жар-птицу
Хлебом и изюмом...
Он хотел на мне жениться,
А потом раздумал.

---------------------------------

Ну и что, что вдвоем. Ну и пусть при свечах -
У меня еще есть голова на плечах...
А мой внутренний голос -
Он в голос кричал
И в полголоса сам же себе отвечал,
Что когда при свечах,
А вокруг тишина,
Голова на плечах
Никому не нужна.

такие вот короткие, грустные, очень ёмкие стихи. кому интересно, есть ещё http://edkin.narod.ru/grob_list.html
magnolia
Кися, спасибо за чудесные стихи Екатерины Горбовской, мне очень понравились. rolleyes.gif

А вот мое любимое, не помню точно автора, но вроде как Гумилев

Только глянет сквозь утесы
Королевский старый форт,
Как веселые матросы
Поспешат в знакомый порт.

Там хватив в таверне сидру
Речь ведет болтливый дед,
Что сразить морскую гидру
может черный арбалет.

Темнокожие мулатки
И танцуют и поют,
И несется запах сладкий
От готовящихся блюд.

Хорошо по докам порта
И слоняться и лежать,
И с матросами из форта
Ночью драку затевать

Иль у знатных иностранок
Дерзко выклянчить два су,
Продавать им обезьянок
С медным обручем в носу.

Но смолкает зов дурмана
Пьяных слов бессвязный лет,
Только рупор капитана
Их к отплытью призовет.

-------------------------------------

А это вот просто очень понравилось tongue.gif

Различные Женщины ходят по свету.
Буквально два слова - на тему на эту.
Во-первых, есть Женщины - рыбки и птички.
Есть зайки и пупсики. Пышки и спички.
Драконы и змеи. И тысячи кисок.
(Тут крик из толпы: "Огласите весь список!")
Есть Женщина-смирно. Есть Женщина-вольно.
Есть Женщина-"Нива" и Женщина-"Вольво".
Есть Женщина-плазма. Женщина-лёд.
Женщина-лезвие. Женщина-йод.
Есть Женщины-девы и Женщины-овны.
Есть Женщины-где-вы? и Женщины-вот-мы!
Вот Женщина-финка. Вот Женщина-полька.
Вот Женщина-фиг-вам! и Женщина-сколько?
Два мира, два полюса: Женщина-хмель
И Девочка-помнишь-я-нес-твой-портфель?
Манящая Девушка-бригантина
И Женщина-где-ты-шатался-скотина?
Есть Женщина-повесть. Есть Женщина-строчка.
И просто конец всему - Женщина-точка.

Нет двух одинаковых Женщин на свете.
Мы кое-что поняли в этом предмете.
Мягки и податливы Женщины-клецки.
Болтает без умолку Женщина-Троцкий.
Всегда предсказуема Женщина-эхо.
И в семьдесят женственна Женщина-Пьеха.
У Женщины-бабы - простая натура.
А Женщина-пуля - как водится, дура.
Все время колеблется Женщина-синус.
И есть свои плюсы у Женщины-минус.
У Женщины-червы - огромное сердце.
Душа на защелке - у Женщины-дверцы.
Прекрасны на Женщине - иве сережки.
У Женщины-тумбочки - чудные ножки.
Сильна интуицией Женщина-Глоба.
Сильна конституцией Женщина-сдоба.
Пунцовые губы - у Женщины-вамп.
Песцовые шубы - у Женщины-вам-бы.
В беседках беседы - у Женщины-ямб.
Но сладость победы - у Женщины-штамп.

Ведут себя Женщины неодинаково.
Уж мы-то от них навидалися всякого.
С рассветом поднимет нас Женщина-утро,
А вечером - Женщина-Камасутра.
От снега, от ливня, от града укроет
Надежная Женщина-рубероид.
Лишит разом разума Женщина-ром.
На место поставит нас Женщина-бром.
Наделает крошек нам Женщина-плюшка.
По шайбе нащелкает Женщина-клюшка.
Согреет до косточек Женщина-юг.
Бесследно поглотит нас Женщина-люк.
Вот Женщина-свечка сгорает от страсти.
Стирает старательно Женщина-ластик.
Вот Женщина-блузка куда-то слиняла.
А Женщина-раз нас зачем поменяла?
Чего надо Женщине-не-уходи-же?
Куда навострилися Женщины-лыжи?
Доколь подстрекать будут нас на поступки
Зовущие, жадные Женщины-губки?

Застряв, словно в джунглях, в словах непролазных,
Мы славим всех Женщин - хороших и разных!
Заметим от имени всех мужиков:
Вы - всё, что нам нужно во веки веков!
А именно: мама, супруга, подруга,
Лекарство, подушка, мечта, Джомолунгма,
Оазис в пустыне и плот в океане,
Картошка в кастрюле, грибы на поляне,
Заботы о частном и мысли о вечном,
Часовня на Красном и звезды на Млечном.
Вам скажут и прапорщики, и поэты:
Зимою и летом все мысли - про это.
А именно: здорово, хоть и непросто,
Объять необъятную Женщину-космос,
Разжать крепко сжатую Женщину-фигу
И выиграть Женщину-высшую-лигу,
В постель положить с собой Женщину-книжку,
Все деньги поставить на Женщину-фишку,
И высшее счастье - вскочить среди ночи
С заботой о Женщине-тамагочи.
Candle
Арсений Тарковский. Стихотворение "Свеча".

Мерцая желтым язычком,
Свеча все больше оплывает.
Вот так и мы с тобой живем -
Душа горит и тело тает.
Лия
А вот мои любимые.
Р. Киплинг.
....потому что перед Евой была Лилит.


-Этих глаз не любил ты, и лжешь
Что любишь теперь, и что снова
Ты в разлете бровей признаешь
Все страданья и муки былого.
Даже голоса ты не любил.
Что ж пугают тебя эти звуки?
Разве ты до конца не убил
Чар его в роковой разлуке?
Не любил ты и этих волос,
Хоть сердце твое забывало стыд и боль,
И в бессильи рвалось
Из под черного их покрывала...
- Знаю все. Оттого-то мое сердце бьется так глухо и странно.
- А к чему же притворство твое?
-Счастлив я. Ноет старая рана.

Вот такие они, мужики!
Candle
Доброе утро всем!
Лия, спасибо за Киплинга! Я его очень люблю, и прозу, и стихи. А баллады у него какие замечательные!

Законы джунглей

Вот вам законы джунглей, вечные, как небосвод.
Волк, соблюдающий их, будет сыт, нарушивший их - умрет.
Закон, как лиана вокруг ствола, обвился вокруг всего:
Сила стаи - в любом из волков, и в стае - сила его!
(Р. Киплинг)
magnolia
Вчера совершенно случайно открыла для себя японское хайку. Особенно понравились стихи одного поэта - Кобаяси Исса. Эти стихотворения помогают на многое взглянуть с другой стороны.

О цикада, не плачь!
Нет любви для разлуки
Даже для звезд в небесах.
* * *
Вновь прилети весной!
Дом родной не забудь,
Ласточка, в дальнем пути!
* * *
Эй, кукушка,
Не стукнись, смотри, головою
О месяца серп!
* * *
Первую дыню
Крепко сжимая в объятьях,
Уснуло дитя.
* * *
Лия
А я ,читая Акунина, открыла для себя хокку - трехстишья.
Мой ловец стрекоз,
О, как же далеко ты
Нынче забежал...
Это японская поэтесса Тие написала на смерть своего маленького сына...
Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, пройдите по ссылке.
Форум IP.Board © 2001-2020 IPS, Inc.