IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

6 страниц V  « < 4 5 6  
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Ролевая Игра, Действие в мире Волкодава
Lorelea
сообщение 1 Aug 2007, 11:47
Сообщение #101


Мечтатель
******

Группа: Жители
Сообщений: 969
Регистрация: 24-May 2006
Из: Питера
Пользователь №: 75



Совместно с Лёной. Стихи - Лёны!!!

4 сутки. День.

На свинцовых волнах белокрылый корабль -
Долго чайки рыдали у берега вслед.
Долго жены смотрели и щурились вдаль,
Умоляя Богов защитить их от бед...

Северное море шумело, Я его никогда раньше не видела, но сразу узнала. Шорох набегающих волн, откуда-то раздавались тихие слова баллады...
Холод...

Открыла глаза. Шумит, оказывается, кровь у меня в ушах, а холодно оттого, что лежу на сырой земле без рубахи. Я неуверенно села, все противно плыло и шаталось перед глазами. На мне кровь... много крови. Сердце бухнуло, предчувствуя беду. Аарне, видимо, приходил в себя и пытался подняться! Я увидела, как кровь толчками течет из потревоженной прижженной раны. Повязки, которые я пыталась наложить, конечно, сбились. Я застонала от отчаяния. Как долго это продолжалось? Успею ли снова подхватить гаснущую жизнь? Хватит ли сил? Бледное лицо сегвана как будто светилось в полумраке шалаша. Я зашептала яростно:
- Ну, нет! Ты у меня не умрешь, даже не думай, слышишь?

Как река уйдет, станет лишь ручьем
И ручей уйдет, станет лужицей.
Руда ты бежишь, да уйдешь назад
По слову моему, по велению.

Понемногу поток иссяк... Но все равно, мне нужно найти чистотел и гриб-дымовик. На одном наговоре Аарне долго не протянет, кровь пойдет опять. Я схватила рубаху и, на ходу ее одевая, выбралась из шалашика. Шел дождь, но страшный ветер уже утих. Странно, а рассвет обещал хороший день... Небо было затянуто хмурой пеленой. Чистотел я нашла почти сразу, а вот за грибом пришлось походить по лесу. Я даже почти забыла о своей ноге. Она тихо ныла, но не мешала мне. Наконец, я тщательно растирала чистотел на плоском камешке, сидя рядом с костром. Он не потух, а значит, без сознания я находилась недолго.
Аарне успел потерять много крови, но всё же есть надежда, что можно поставить его на ноги.
Руки были заняты, а голова свободна. Поэтому в нее сразу полезли мысли.
Зачем они с Алваром меня утащили? И почему мы ночью с Аарне ушли вдвоем, куда торопились? Или откуда? И почему он потребовал, чтобы я уходила, как только подлечу ногу? А сам что - возвращаться собрался?!
Или... остаться здесь?
Пожалуй, только на последний вопрос я знала ответ. Вернее, чувствовала. Он действительно хотел остаться один. Невольно я вспомнила, уже в который раз, то, что, видно, не почудилось мне ночью в его взгляде... На мгновение мне подумалось - а не сам ли он каким-то образом спустил эту стрелу?!
Нет, конечно. Какой бред лезет в голову. Я вспоминала, как споткнулась, и попыталась ещё раз представить, что же тогда случилось...даже голова, кажется, закружилась... вот я упала, я сижу на земле, и под ладонью веревка... какая веревка?! Так это я её задела?!
Как хорошо, что он обернулся. Ведь иначе стрела попала бы ему в сердце.
Он забрал боль себе обратно каким-то образом. Я не могла вспомнить, что было во время транса, но это было невероятно. Он же не ведун, как так вышло? Хотя... я уже ни в чем не уверена. Он так смотрит иногда, у него такой взгляд! У меня даже как будто в животе что-то сворачивается, когда случайно встречаемся взглядом...
Скоро чистотел превратился в желто-зеленую кашицу, в которую я высыпала оранжевую пыль из гриба. Тщательно размешала и выложила смесь на лист подорожника. Прижала лист к ране и крепко перевязала.
Я вообще не понимала, почему у меня так сжимается сердце, когда я смотрю на его лицо, как будто уже немного осунувшееся. Глаза, сверкавшие ледяным огнем, куда я боялась посмотреть, были закрыты, и вся его фигура, вызывавшая у меня до этого ощущение гибкости, силы и холодного расчета - что-то наподобие стального клинка - была словно изломана, с неловко подвернутой правой рукой, запрокинутой головой...
Аарне тихо, глухо застонал, не открывая глаз. А я подумала, как же мы долго шли сюда - и он ведь ни разу... он только тяжело дышал. В углу всё ещё лежал вырезанный мною наконечник стрелы и рубашка, казавшаяся сплошь черной - она вся была в крови.
Аарне лежал на тонкой подстилке из веток и листьев, залитых его кровью, дыхание его было поверхностным и неровным. Наклонившись, я осторожно, разбирая спутанные волосы, взяла несколько волосков - похожих на мои, только немного потемнее, и тихонько коснулась рукой его лба и губ - они были сухие и очень горячие. Надо скорей добыть воду... Я укрыла его плащом. Как давно он мне отдал свой плащ! Нет уж, забирай...Хоть это ещё я могу для тебя сделать.
И шагнула прочь от шалаша, не сразу почувствовав, что по лицу текут слезы.
Я не хочу, чтобы ты умирал. Прошу тебя...

Забросив за плечи кожаный мешок и взяв ножик, я пошла по тропинке, привычными движениями переплетая его волосы вместе со своими на пальце. Это простой способ установить связь с человеком, где бы он ни был. Я шепнула пару нужных слов волосяному колечку. Когда Аарне придет в себя, оно затянется на пальце. Мне нужно было знать, когда это произойдет...
Я старалась думать о том, что нам придется провести здесь некоторое время, если... пока Аарне не наберется сил. А чтобы силы появились, надо было что-то поесть. Я вспомнила, как мы с моим Котом учились вместе ловить рыбу. Он - молниеносным ударом лапы, а я прямо руками. Придется восстанавливать навыки.
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение
Lorelea
сообщение 2 Aug 2007, 16:43
Сообщение #102


Мечтатель
******

Группа: Жители
Сообщений: 969
Регистрация: 24-May 2006
Из: Питера
Пользователь №: 75



Совместно с Лёной.

4 сутки. День

Как только могла быстро, порой оскальзываясь на мокрой траве, я пришла на берег. Наша лодочка так и торчала в камышах, наполовину залитая дождевой водой. Первым делом надо набрать чистой воды. Я осторожно прополоскала кожаный мешок и, зайдя поглубже, набрала как можно больше чистой воды - так, чтобы удалось завязать и нести. Жаль, что я не взяла рубашку Аарне, - может быть, если бы мне удалось ее отмыть от крови, она пригодилась бы - а то ведь для перевязки ничего и нет.
Пристроив мешок у куста так, чтобы вода не вылилась. я стала вглядываться в воду.Если бы светило солнышко, она была бы прозрачной, и конечно я бы заметила там рыбу - но тут то ли темные, рваные облака, нависшие над головой, не пропускали достаточно света, то ли я просто устала и не могла сосредоточиться... Или рыба ушла на глубину. Нет, так нельзя, я должна что-то принести! И не просто горстку ягод.
Сзади раздался хруст веток, и на берег вышел охотник. Хотя какой охотник - сын охотника, наверно... одет очень аккуратно, почти богато... и вообще непонятно, как он мог остаться таким чистеньким, пройдясь по лесу?
Мальчику было, наверное, лет одиннадцать. За поясом у него болтались две убитые тетерки, а лук за плечами был совсем уж недетский.
- Не получается? - Тон у него был сочувственный.
- Не могу. Устала, наверно... Странный разговор. Как будто он с самого начала знал, зачем и откуда я здесь. И знал меня. Добрый и немного насмешливый взгляд больших темных глаз...ой, неужели мне чудится?!
Вот точно так же на меня смотрел Лямбой, когда я его кормила зимой замерзшего, пришедшего неизвестно из каких далей к нашей с бабушкой избушке. Теплым хлебом с солью, морковкой или яблоком из погреба. А потом заводила в сарайчик и накрывала ему спину теплым вязаным пледом, подсыпала побольше сена и наливала воды в ведерко. Гладила мохнатый нос, а он смотрел… Вот этими карими глубокими глазами, вмещавшими в себе всю мудрость леса. Мой Лесной Дух…
- Вижу, признала. - улыбнулся мальчишка. - Пойдем, что ли? А то там твой хворый приятель скоро очнется.
Я растерянно оглянулась на темную воду. От смущения слова застревали в горле. Только махнула рукой:
- Да вот… Поесть все равно надо что-то найти.
- А я этих тетерок для себя, думаешь, поймал? - смеялся он легко и звонко, как будто ручеек прыгал по камешкам в солнечный день. Мальчишеское лицо прямо светилось от радости. Кажется, еще больше его веселила моя растерянность. Да и как тут не растеряться? Я-то хоть и называла своего лося Лямбоем, да в глубине души, наверное, все же не верила, что он на самом деле Леший. Иначе с чего бы такая оторопь?
Выбравшись на берег, снова взглянула на мальчика:
- Ну и как мне тебя теперь называть?
Он беззаботно махнул ладошкой:
- Да мне все равно… А вообще-то хорошее ты мне имя придумала, мне оно больше всего нравилось! Ты вот что… зови меня Лям.
Я кивнула. Трава шуршала под ногами, Лям молчал, улыбаясь чему-то. Вопросы вертелись у меня на языке.
- Лям, помоги мне, пожалуйста. Тот раненый воин в шалаше, он… Понимаешь, я чувствую все время его беспокойство, он от чего-то бежит. Мне нужно знать, откуда ждать опасности, чтобы успеть защититься. Только вот где искать ответы – в прошлом или будущем?
- Ну, прошлое увидеть ты и без меня можешь, а вот будущее… Для него это будет тяжело, он же совсем слабый сейчас.
Я тихо выдохнула:
- Мне нужно знать, прошу тебя. Это очень важно.
Мальчик остановился, положил мне на плечо свою руку и заглянул в глаза. Его рука была очень тяжелой и горячей.
- Хорошо, Ягуша, я тебе помогу. Для того и пришел. Только подумай еще раз, точно ли ты этого хочешь?
Я снова кивнула. Лям из серьезного снова стал беззаботным и зашагал по тропинке дальше. Я потерла плечо, на котором лежала его рука. Голова немного кружилась. Как быстро у него меняется настроение, надо же! Лям был уже далеко, и я бросилась его догонять.
Он ждал меня у костра рядом с шалашиком. Я отдышалась. Пока бежала за Лямом совсем забыла про свою вывихнутую ногу, но удивительное дело! Она даже ныть перестала! Я благодарно улыбнулась Лесному Духу и спросила:
- Что мне нужно теперь сделать?
- Ничего, просто держи его за руку. Я тебе помогу только в начале, а дальше ты сама.
Мы забрались в шалаш и склонились над Аарне. Я закусила нижнюю губу и взяла его за руку. Лям положил свою ладонь на наши сцепленные руки и я погрузилась во тьму.
Тьма сменилась холодом подземелья, только тускло чадил одинокий факел..
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение
Лёна
сообщение 2 Aug 2007, 16:57
Сообщение #103


Любимый житель
****

Группа: Жители
Сообщений: 223
Регистрация: 17-October 2006
Из: Москва
Пользователь №: 499



..."Провожая в дорогу,
из которой я никогда не вернусь...
жди - не жди - никогда не вернусь...

Словно раненый зверь,
Я бесшумно пройду по струне,
Я не стою, поверь,
Чтоб ты слезы лила обо мне...
Чтоб ты шла по следам моей крови во тьме
до ворот, за которыми холод и мгла"... (Мельница. "Воин Вереска")

Аарне

Я опять стою на берегу, где помню каждый кустик.
Но девушки здесь уже нет. Почему-то мне так спокойнее. Я не помню, почему. Только знаю, что со мной рядом ей находиться опасно. А так хочется ещё раз увидеть эти изумрудные глаза! И взгляд - не испуганный, ненавидящий, а просто - ласковый. Я забыл, как это бывает...
Кто-то тихо трогает меня за плечо, я с надеждой оборачиваюсь - и вижу мальчишку, лет
двенадцати-тринадцати, в странной одежде. Куртка, штаны, сапоги и шапочка - одинакового темно-коричневого цвета и похожи на замшу. Длинные черные волосы и огромные карие глаза с сиреневатым отливом. Никогда не видел никого похожего - ни наяву, ни во сне.
Я не успеваю ничего сказать, как мальчик спрашивает:
- Ты мне поможешь?
Видно, изумление слишком явно написано на моём лице.
- Я без тебя не смогу, - парнишка смотрит виновато и как-то очень грустно. - Вообще я был уверен, что ты и не сможешь помочь! Просто меня попросили... поэтому я и пришел. А ты, оказывается, можешь... просто тебе сейчас очень плохо... но ты помоги немножко, я дальше уже сам...
А мне как раз хорошо. О чём это он? Здесь мне не может быть плохо...
- Ну что ж, пойдем.
Я беру его за руку, и мальчик продолжает уже на ходу:
- Я сам ничего не смогу увидеть. Будешь видеть только ты и она. Линия твоей судьбы. Она меня очень просила посмотреть твоё будущее.
- Что?! Я пытаюсь высвободиться, но маленькая ладошка зажимает мою руку словно тисками. - Кто - она? И зачем это всё?!
Я и сам-то не хочу видеть, а уж тем более показывать это желающим!
Там и будущего, наверно, осталось на пару дней... и смотреть уже не на что. Я начинаю вспоминать, откуда я шел и почему мне так не хочется заглядывать в это самое будущее. Вспоминать тоже не хочется. Но я вспоминаю почти всё.
Даже если у меня будущего и не на два дня... то тем более. Ничего хорошего она не увидит. Потому что скорее всего люди Сойле меня всё-таки достанут. Я не успел уйти. Или не хотел...
Мальчишка не отпускает мою руку. И я проваливаюсь куда-то вниз...
Нет, не под воду. Но вздохнуть почему-то не могу - очень долго. Темно... какое-то странное и вместе с тем знакомое место... подземелье, кажется... каменные стены, грубо сколоченный стол, факел в кольце.
Ко мне, заинтересованно всматриваясь (вот уж было бы на что смотреть!) подходит низенький человек в кожаной безрукавке. Странно - это он такой низкий или я так высоко нахожусь? Его губы шевелятся, но я ничего не слышу. Скорее всего, очень мало при этом теряю. Вообще всё видится в каком-то тумане или дыму... Проходя мимо стола, человечек берет оттуда что-то и, подойдя совсем близко, долго смотрит мне в лицо. Очень хочется либо плюнуть в эту физиономию, либо хотя бы сказать что-то очень для него неприятное. Чем же он меня так достал?
Потом, решившись, со старательным видом этот коротышка начинает холодными пальцами снова и снова проводить по моей груди. Потом по плечу. Почему-то я не могу пошевелиться, и, скосив глаза, вижу, что это не пальцы - в его руке небольшой, странного вида нож. Это продолжается долго, а потом нож сменяет какая-то смесь, что он втирает в мое тело... а потом ещё что-то раскаленное,я плохо вижу... вот же тварь...
И пытаясь рвануться, я вдруг с огромным удивлением вижу всё это - опять со стороны.
Наверное, этот мой друг не такой уж низкий - просто, оказывается, я повис на стене, а разведенные в стороны руки прикованы к вбитым в стену цепям. Он всё трудится, и вместо рубашки мое тело покрыто кровавыми узорами, пересекающимися и сливающимися между собой... почему-то совсем не больно, вот только обидно,- как же я им дался?!
Что-то он ещё всё время у меня спрашивает... Я не слышу. Но ничего - чтобы сообщить ему о его происхождении и ближайшем будущем, вовсе не обязательно его слушать... И я с удовольствием и красочными подробностями его просвещаю.
После чего он изо всей силы ударяет меня в грудь рукояткой ножа. Я опять долго не могу вдохнуть, а потом вдруг оказываюсь лежащим возле уютно пылающего очага. Рядом уже никого нет. Дотлевает факел, и, Боги... как же жарко... горит всё тело, и спина, и руки... Кажется, если я упаду грудью на пылающие угли, мне станет холоднее, чем сейчас...
Только вместо этого - неожиданно прохладное прикосновение ко лбу. И я не вижу больше подземелье.
Что меня совершенно не огорчает. Если бы ещё что-то в горле не мешало нормально дышать...

Сообщение отредактировал Лёна - 2 Aug 2007, 17:06


--------------------
Было бы неплохо, если б Создатель существовал на самом деле и иногда делал то, о чем его просят...
(Рокэ Алва)
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение
Лёна
сообщение 3 Aug 2007, 10:56
Сообщение #104


Любимый житель
****

Группа: Жители
Сообщений: 223
Регистрация: 17-October 2006
Из: Москва
Пользователь №: 499



Ягая. Вгляд в будущее.

Согласовано с Лорелеей



Лучше бы здесь было темно...
Потому что такого я даже не могла себе представить.
Аарне прикован к стене за вывернутые вверх руки и обнажен до пояса. На месте сегодняшней раны - почти заживший багровый рубец. Лицо - нетронуто... только большая ссадина на виске. Спокойный взгляд светлых глаз, уже знакомая мне его ленивая усмешка... но этого же не может быть. Неужели это и есть его будущее?!
Я с ужасом смотрю на палача - никем другим и не может быть находящийся здесь человек, перебирающий что-то на столе. Я даже слышу пряный и терпкий аромат трав, доносящийся от стоящей на столе плошки - вроде бы знакомый, но не могу вспомнить, что это такое. Какое-то время я надеюсь, что всё это сейчас исчезнет. Нет.
Палач, взяв нож, подходит к сегвану и медленно, с явным удовольствием начинает проводить по его телу черту за чертой, то лезвием, то кончиком ножа, в одному ему ведомом порядке. Я пытаюсь закричать - у меня не получается. Звучат какие-то вопросы - но я не могу их разобрать. А сегван молчит.
Меня начинает трясти... Я вижу, как быстро наливаются кровью глубокие порезы, снова и снова. Уже вся грудь Аарне залита кровью, но этот кошмар не кончается -палач подходит к столу и начинает размешивать что-то в плошке. Рукавицей. И тут я вспоминаю, ЧТО это такое... но ведь это же ужасно, это хуже чем любой ожог... Он подходит к сегвану и начинает втирать эту смесь в его раны.
Вскрикнув, я закрываю лицо руками. Может быть, тогда всё это исчезнет?
Я перестаю видеть истерзанное тело Аарне, но возникает голос.
- Ну что, ты думал, что тебе удастся обмануть кунса? Устроил пожар. Пожар, ага. Как будто кто-то поверит, что можно вот так сжечь целое состояние. Да на эти деньги можно знаешь сколько кораблей снарядить? Куда же ты запрятал товар, будь ты проклят?!
Молчание. Какая-то возня и непонятные звуки...
- Всё равно ты скажешь. Заговоришь, да ещё как. Нет, конечно, сам я не такой дурак, чтобы баловаться серыми кристаллами, но и моя доля там есть! И я её получу!
- Знаешь, что ты получишь? - неожиданно раздается ясный и насмешливый голос Аарне. - И куда именно?
А дальше звучит нечто такое, что... половину слов я не поняла. Но палач, видно, понял... Я открываю глаза и вижу, как тот несколько раз изо всех сил ударяет сегвана по старой ране. И только после этого глаза того закрываются, а белокурая голова бессильно падает.
Я пытаюсь дотянуться до него - и стискиваю горячие пальцы. Уже здесь. В шалаше. И я держу Аарне за руку...

Ничего не изменилось. Снаружи потрескивает костер. Начинает темнеть. Я вскакиваю и, взяв небольшую тряпицу, намачиваю ее водой из реки. Осторожно обтираю ему лицо и кладу влажный лоскут на лоб. Нет, лоскуток слишком мал. Отрываю ещё полосу от своей рубахи. А сегван вдруг поворачивает голову и, не открывая глаз, кажется что-то тихо произносит... или стонет...
Я встаю на колени и пытаюсь вслушаться. Показалось. И в это время мой палец стягивает колечко.
Осторожно я поднимаю голову Аарне чуть повыше - и вижу, как из угла рта у него показывается струйка крови. А потом он открывает глаза.


--------------------
Было бы неплохо, если б Создатель существовал на самом деле и иногда делал то, о чем его просят...
(Рокэ Алва)
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение
Ана
сообщение 3 Aug 2007, 15:17
Сообщение #105


Кнесинка
*****

Группа: Повелители
Сообщений: 571
Регистрация: 2-March 2006
Из: Екатеринбург
Пользователь №: 2



Совместно с Лёной

3 сутки, утро

Неждана сидела, заплетая косу, и осторожно разглядывала своего спутника. Сегван. Наверное. Ярко-синие глаза, но волосы почему-то не светлые, а темные. Воин, не имеющий, однако, ничего общего с галирадскими витязями из дружины кнеса. Вместо богатырской фигуры - стать танцора или акробата. Вот только глаза... пожалуй, если вглядеться, то от танцора-акробата уже ничего и не остается. Хотя Неждане было непонятно, что же такое она в них увидела. Перевязь с мечами. Странные какие-то. Причем два, а не один... Наемник… от таких людей мать всегда просила ее держаться подальше. Доверять такому человеку, определенно, не стоило, но и серьезного повода не доверять пока не было. У него было тридцать три возможности сделать с ней что угодно, и, тем не менее, ничего плохого он не сделал. Тем более, этот Ястреб, как и она сама, направлялся к веннам… так что решение попросить сегвана сопровождать ее казалось Неждане единственно правильным.
Тем временем Ястреб, порывшись в заплечном мешке, извлек оттуда большой ломоть хлеба, завернутый в кусок ткани. Ткань немедленно была разложена на траве в качестве скатерти, и на ней, в скором времени, помимо хлеба, оказались несколько копченых рыбин. Чуть погодя Ястреб достал из мешка небольшой котелок и протянул его Неждане:
- Сходи на ручей, воды набери. А я пока костер разведу…
Девушка кивнула и взяла котелок.
До ручья было недалеко идти, немного времени нужно было и на то, чтобы залезть на большой, заросший мхом камень и, присев, зачерпнуть котелком воды. Но когда Неждана вернулась на поляну, костер уже горел, а рядом с ним лежала немаленькая куча хвороста. Ястреб же сидел и задумчиво смотрел на огонь.
Неждана окликнула сегвана, и он, забрав у нее котелок, повесил его над огнем. После чего вознамерился опять уставиться в потрескивающее пламя. Ну уж нет…
- Ястреб, я попросила тебя стать моим спутником на несколько дней… но я знаю лишь в какую сторону мне идти. Меня не ждет ни один венский род, но, надеюсь, примет на время любой. А ты ведь, вроде, тоже к веннам собирался? Может быть, путешествуя, ты имеешь более определенную цель – посетить, скажем, род Зайцев или Лесных Котов?
- Нет. Мне все равно.
Неждана, не ожидавшая такого ответа, собралась было спросить, а зачем он хотел побывать у веннов, но взглянула на своего спутника и не решилась - промолчала. Не хочет человек рассказывать о себе – так пусть и не рассказывает… Вслух она подвела итог:
- Тогда просто пойдем на восток, в сторону веннских лесов… а там уж куда выйдем.
- Да, пусть будет так – согласился Ястреб. На некоторое время на поляне воцарилась полная тишина: Ястреб и Неждана молча смотрели на темное пламя костра. Потом сегван снял с огня закипевший котелок, бросил в воду пригоршню молодых листьев земляники и закрыл котелок крышкой. Неждана тем временем отломила от хлеба два кусочка, один из которых протянула Ястребу. Парень усмехнулся и отправил кусок в рот, после чего Неждана успокоилась окончательно – значит, зла не держит за душой точно. Она улыбнулась, посмотрела на яркое утреннее солнце… и потянулась за копченой рыбой, подумав, что сегван с едой встретился очень вовремя…


--------------------
Всё начинается с мечты....
....Главное - чтобы мечтой всё не кончалось! )))


Спасибо тем, кто меня любит - вы делаете меня лучше. Спасибо тем, кто меня ненавидит - вы делаете меня сильнее. Спасибо тем, кому вообще пофиг - вы нужны для массовки!
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение
Lorelea
сообщение 3 Aug 2007, 17:55
Сообщение #106


Мечтатель
******

Группа: Жители
Сообщений: 969
Регистрация: 24-May 2006
Из: Питера
Пользователь №: 75



Совместно с Лёной.

4 сутки. День.


Кровь.. у Аарне течет кровь изо рта.. Он совсем ослаб. Я чувствовала ужасную вину. Видение будущего отнимает много сил, и это ухудшило его состояние. А если вспомнить, что все из-за меня случилось…
- Дыши, Аарне, дыши!
Он повернул голову набок и сплюнул алый сгусток. Воздух с сипением врывался в приоткрытые губы. Я сгребла сегвану под голову побольше лежалого лапника, накинув на него тряпье. Лучше такой подголовник, чем вообще ничего! Он попытался что-то сказать, но я решительно положила ладошку поверх его губ:
- Сейчас тебе не надо разговаривать. Не вставай... только не вставай опять!
Выбравшись из шалаша я присела рядом с Лямом, задумчиво ковыряющем палочкой в костре. Он поднял на меня свои удивительные глаза:
- Лям, нам действительно грозит опасность. Точнее, только ему, меня в том видении не было.
Мы помолчали. Я оглянулась на шалашик
- Спасибо тебе! Знаю, что не можешь остаться. Если тебе пора, уходи.
Неожиданно Лям мягко обнял меня за плечи.
- Ну, чего прощаешься? Свидимся еще! А я тебе подарочек еще один сделаю.
Он поднялся, широко улыбнулся и ушел, махнув напоследок рукой, прежде чем скрыться в лесу. Над костром висел симпатичный котелочек, в котором уже закипала вода. И блестел этот котелочек так же, как улыбка довольного Ляма.
Горячая вода – это хорошо. Теплое питье необходимо было Аарне. Я сходила к малиннику, который приметила еще, когда искала гриб-дымовик, и набрала немного ягод. По пути обратно, на полянке, выдернула мяты и бросила все это богатство в горячую воду. Сняла котелок, чтобы настоялось питье. Что там сказал Лям насчет прошлого Аарне? Что я сама могу его узнать? Вот сейчас и займусь! Говорить ему нельзя, но у меня-то язык не отсох. Небось, не переломлюсь.
Я решительно забралась внутрь шалаша, поставила горячий котелок, чтобы остывал, рядышком, и посмотрела в мутные от боли глаза сегвана. Как и прежде сердце замерло, но я судорожно вздохнула и взяла себя в руки. Бабушка любила ставить меня в тупик, задавая неожиданные вопросы, на которые я невольно отвечала, и я тоже научилась так делать!
- Ну и что ты там сжег? - я сощурилась подозрительно. - Или все-таки не сжег, а припрятал?
Он прикрыл устало глаза, но я успела заметить мелькнувшее в них удивление. Моя уверенность в том, что я смогу его разговорить, рушилась с каждым мгновением его молчания.
Наконец я вдруг услышала:
- Да нет, всё сгорело, хвала богам... и больше никому не причинит вреда..
Я уже не ожидала ответа и поэтому немного растерялась.
- И что это было?
Аарне отвернулся и совсем замолчал.
- Значит, как ты говорил Алвару, кунс употребляет серые кристаллы? И, видимо, не только употребляет, но и приторговывает. А ты, значит, верный боец славного кунса, взял и все сжег.
Он мне не отвечал и даже вида не показывал, что слышит, но мне было уже все равно. Мысль неслась вдаль.
- Ну и сбежал, понятное дело, под шумок, пока кунс пошел на поселение Снегирей. Потом, видимо, прибился к отряду сегванов, ищущих оставшихся в живых веннов. Не знаю, как тебе это удалось, думаю, кунс… как там его? Сойле? Еще не отдал приказ поймать тебя. И тут мы наскочили на вас, когда возвращались, чтобы похоронить неудачливый отряд Вейгарта. Не знаю уж, кто победил в той стычке, но надеюсь, что Бродяга не растерялась! Только я-то вот вам была зачем нужна? Хотели продать на рабском торгу, как я поняла, а почему ты передумал?
Мне вдруг стало так горько. Ведь и правда они меня хотели продать...
- А я и не передумал, - вдруг произнес он. - Я просто этим - не занимаюсь. Да и какое тебе дело? Уходи... - слабый голос какой, совсем еле слышный!
- Вот сначала на ноги встанешь, а потом и будешь прогонять. – буркнула я, не умея унять раздражение, невольно поднявшееся после всей этой длиннющей для меня речи. - Только что ж ты своему приятелю тогда говорил, что придете в Галирад и меня продадите?
Аарне ожег меня яростным взглядом:
- А что по-твоему я должен был этому идиоту сказать?! Давай проводим её к родным!? Да?
Он явно пожалел, что так вспылил, досадливо отвернулся от меня и тут же закашлялся. Кровь снова пошла горлом.
Не замечая этого, я крикнула зло:
- Зачем вообще вы меня утащили? - и вдруг вспомнила! Его не было среди нападавших! Их было много, но его там не было!!! Значит... ?
Котелок уже достаточно остыл. Я приподняла Аарне голову и уложила ее себе на колени. Пристроила котелок так, чтобы ему удобно было пить и вытерла стекающую по подбородку кровь. Я ругала себя мысленно за глупость, как я могла забыть? Аарне, похоже, вообще не было ни среди напавших на деревню Снегирей, ни среди тех, кто напал на нас в лесу. Как же мне стало стыдно! Ему опять плохо из-за меня.
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение
Пэвс
сообщение 13 Aug 2007, 13:46
Сообщение #107


Антипофигист
******

Группа: Жители
Сообщений: 1197
Регистрация: 7-August 2006
Из: Тамбов
Пользователь №: 151



4 сутки. Вечер. Большая весь Глинки.

Вечером произошло страшное. Да и страшного-то по сути ничего не было, но я испугался самого себя. После того, как я за весь день наработался до одури, сил оставалось только на то, чтобы поплескаться в бочке с водой да выстирать одежду. Ну а после я просто сидел с кружкой пива за столом рядом со входом на кухню.

К вечеру в Глинки прибыл небольшой обоз с полдюжины телег. Народу немного, но видать так устали за время дороги, что захотелось как следует отдохнуть в корчме. Морила напрягся, когда ввалились пятеро обозных охранников и тихо сказал нашему вышибале Гончику, чтоб приглядывал за ними, мало ли что у них на уме, а челядь женская у нас молодая да красивая. Да и мне кивнул, чтоб не расслаблялся, вдруг Гончик не справится.

И тут пошло, как и предполагал Морила. Напившись пива и хлебного вина, да наевшись до отвала добротной пищи, старший из обозников ущипнул за зад проходящую мимо нашу кухарку Динель. А уж баба-то она была восточных, жарких кровей, пусть и покорная, но за время жития в сольвенских землях пообвыклась да научилась опускать гонор нетерпеливых молодцов.
Вот и вдарила она ему плюху полоденцем, что через плечо висело, да так сильно, что он аж с лавки упал, да не от силы удара, а от неожиданности. Но тут же вскочил, прям побагровел от ярости, мол, баба и смеет меня, здорового мужика, да по морде лупить? Никто не ожидал, что он выхватил нож и пырнул нашу Динель в плечо. Хорошо, что ярость ему затупанила мозги и он ткул в плечо, а не в сердце.

Динель упала, кровь хлещет, видно, вену задел. Гончик тут же подскочил к нему и завязалась потасовка. Я под шумок унёс Динель на кухню и передал Мориле, уж он-то позаботится о ней. А сам кинулся в зал. И тут же замер в оцепенении...

Все пятеро обозников окружили Гончика, направив на него мечи и тыкали легонько его, а сами смеялись. Бедный Гончик, его рубаха была в пятнах крови от маленьких порезов, руки изрезаны, ибо он пытался защититься от уколов в лицо.

У меня вдруг что-то щёлкнуло в голове, сразу стало видно кто и как стоит, кто что сможет успеть сделать, пока я буду их расшвыривать. Я взревел как медведь и с разбегу снёс двоих обозников плечом. Схватил третьего за кимок и без труда выкинул вон, даже послышался хруст костей, видать налетел на что-то очень твёрдое, твёрже его костей. В это время Гончик, пока оставшиеся два обозника повернулись ко мне, стулом вырубил ближнего противника. Между нами стоял главарь и лихо крутил мечом, да так, что не подойти. Но в его глазах я явственно читал дикий ужас. Он понял, что пусть нас двое, но мы в родном доме, нам даже стены помогают.

И тут случилось то, чего мы все сильно испугались. В голове прояснилось, ощущение было, что даже мухи замерли в полёте. Я медленно пошёл на него, разкинув руки в стороны и недойдя пяти шагов, в резким выдохом толкнул перед собой воздух. Главаря смело с места как тряпичную куклу и в размаху припечатало об стену. Звук был такой, как лопается бычий пузырь. Обозник упал на пол и с уголка рта стала стекать тонкая тягучая струйка крови. Когда мы подошли к нему и наклонились посмотреть, что с ним случилось, поняли, что его внутренности просто размазались, не осталось, наверное, ничего целого.

Находясь всё ещё в неком оцепенении, я собрал мечи обозников и по очереди их поломал.

И только потом, когда Морила похлопал по плечу, я понял, что сотворил непоправимое. Этот удар был не из нашего мира. Мне передали это знание во благо, а я причинил во зло. Я убил человека. Пусть это и была защита, но это было убийство ,я осознавал, что у него не было шансов.

Через некоторое время обоз двинулся дальше, хозяин обоза был в диком ужасе, из пятерых охранников один был убит мной, а у другого были сломаны правая рука и пара рёбер. Зато ещё трое были хоть и оглушены, но ходить смогли. Морила заступился за меня, тихо шепнув "Благодарствую, что спас моих людей", но мне было уже всё равно. Я не мог спокойно видеть, как грузят мёртвое тело на обоз, это я его убил.

Весь оставшийся вечер мне не давал покоя это удар и воспоминания о чужом знании. Кто мне его передал, для чего и самый главный вопрос, почему именно МНЕ? Не мог я быть достойным, безродному не место среди хранителей Тайных Знаний.

Видать, не так уж я и прост, но время покажет, что будет с нами...

Сообщение отредактировал Пэвс - 13 Aug 2007, 13:59


--------------------
Ave, Ceasar, morituri te salutant ©



Фанат Hyster'а
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение
Hyster
сообщение 21 Nov 2007, 01:18
Сообщение #108


Новосёл
**

Группа: Жители
Сообщений: 25
Регистрация: 22-March 2007
Из: Питер
Пользователь №: 2050



5 день Галирад

Тромео задумчиво смотрел на, еще тлеющее, пепелище. Всё проходит, всё пройдет – от иных и пылинки не остается, а тут целая гора пепла. Что ж вельх – ты можешь быть доволен. Священный огонь согрел твою семью – они действительно теперь далеко. Тромео был даже рад, что злая ведьма сказала вельху правду. Какое то непонятное чувство долга и обязанности пред семьей умершего тревожило Тромео весь прошлый день. Ну были б живы, то зашел бы к ним – рассказал что и как, а может и помог бы чем нибудь. Тромео усмехнулся, уж помочь то он мог только лишь одним способом – таким же каким собирался помочь вельху. Сразу вспомнилась и загадочная старушка с осликом…знахарка, что б её. Видели мы таких сердобольных – каждое доброе слово, каждый человечный поступок , подкреплен иглой с ядом или , как в этот раз, хитрым заклятьем. Нет уж, доброта в людях умирает с первым взглядом младенца на этот мир. Все остальное, что потом человек делает, говорит или думает – это просто ложь и расчет. Ну что же с волками жить – по волчьи выть.

Тромео развернулся спиной к пепелищу и пошел по направлению к порту. Там под самым отдаленный пирсом, давным давно , он устроил тайник. Справедливо рассудив, что хорошие времена не вечны, а случиться может всякое – схоронил неплохой вес серебра и , самое главное, то оружие, которое врядли бы подошло кому нибудь из местных чурбанов, именуемых витязями. Да и на заказ такого тут никто бы не сделал. Кнут – для кого то просто инструмент надсмотрщика, для кого то неотделимая часть конской упряжи, но только не для Тромео. Длинный сыромятный хлыст, прошитый свинцом – для утяжеления. Ручка без какой либо ненужной резьбы из черного столетнего дуба. Это не вещь, а продолжение руки – часть тела. Старый безногий монаматанец сполна получил золота по весу – его последняя работа того стоила. Он умер почти сразу как закончил – в народе шептались о посмертном переселении души, добавляя при этом, что покойный мастер был личностью, безусловно, с темным прошлым и такой кнут добра владельцу точно не принесет. Тромео усмехнулся и в тысячный раз подумал, что, действительно, добра его оружие принесло немного, особенно его недругам. Чем дольше было вынужденное расставание, тем приятнее было то чувство родства и уверенности в зажатой руке. Вот только единственное украшение – кисточка волос на конце рукояти совсем истрепалась - ну да ничего – это до первого доброго молодца перешедшего Тромео дорогу.

Сумерки постепенно сгущались и Тромео, решил подыскать таверну подле городских ворот – решил пока присмотреться к городской жизни и в основном пекле – порту пока не останавливаться. К воротам он подошел уже в полной темноте и увидал в тени арки три тени. Все они оказались знакомы – двое войнов стражей, польстившихся на серебряную монетку и не задававших лишних вопросов о роде-племени и цели прибытия в стольный град Галирад. Третий сгусток темноты, висел кулем на руках стражников и хрипло шептал. Человек явно умирал и с последним вздохом пытался рассказать, что с ним случилось и кто виновен в страшной ране поперек груди. Это был старик встреченный на тракте, Тромео моментально обрадовался, что не увидел подле него его бой-бабу. И тут же осознал, что совершенно забыл, как с ними расстался – память помнила только то, как он подходил к городу, а весь предшествующий день оказался почти полностью забыт. Тромео мышью метнулся за неосвещенную темную воротину и прислушался: ……….


--------------------

Глава Фан клуба Пэвса
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение

6 страниц V  « < 4 5 6
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 

Текстовая версия Сейчас: 22nd August 2017 - 04:29<{td}>
Наши партнёры: